Stolica.ru

Реклама в Интернет
Интересная статистика Архив интервью Архив статей Проверь себя Ссылки на источники

Назад
Первая тройка 1972-го.
Вперед

Матч начался на трагической ноте: едва вбросили шайбу, а переполненные трибуны катка в Монреале не успели даже присмотреться к гостям, как случилось то, чего страстно желали, во что несокрушимо верили, в чем ни на йоту не сомневались поклонники канадских профессионалов, - их кумир Фил Эспозито послал шайбу в ворота Третьяка. Спустя несколько минут Пол Хендерсон забросил вторую шайбу.

Прогнозы оправдывались, и публика ревела от восторга.

2 сентября 1972 года... Каток "Форум" в Монреале.

Наконец-то встретились с советской сборной "настоящие хоккеисты" - мастера Национальной хоккейной лиги, а не "какие-то там любители", представлявшие раньше Канаду на чемпионатах мира. Наконец-то начинается настоящий хоккей, где гости не просто увидят, но и почувствуют, что такое класс мастеров НХЛ. Так думал каждый канадец на трибунах и многие из тех, что не попали на матч.

Так началась серия ( тогда еще не знали, что она - первая, что будут и другие, не только серии, а и суперсерии ) матчей профессиональных хоккеистов родины хоккея со спортсменами из Европы.

Олимпийские чемпионы прилетели за океан, чтобы сыграть четыре первых матча. Потом обе команды должны были пересечь Атлантику в обратном направлении: 5 - 8й поединки предполагалось провести в Лужниках. По времени начало серии совпало с летними Олимпийскими играми в Мюнхене, однако интереса к хоккею "парад олимпийцев" ничуть не убавил: матчи из Канады, как потом и из Москвы, транслировались на многие страны. Не думаю, что время матчей было самое удачное для нашей сборной. Говорю сейчас не о времени года ( первый матч мог состояться не 2 сентября, а, скажем, в ноябре или в январе ), а о том, что в сборной СССР уже отыграли свое великолепные Виктор Коноваленко и Анатолий Фирсов, Эдуард Иванов и Борис Майоров, Вениамин Александров и Виталий Давыдов. Да и те ветераны, что еще оставались в ее рядах, едва ли могли сыграть так, как было им по силам несколько лет назад: и Рагулину, и Кузькину, и Старшинову шел уже четвертый десяток...

...Мы покинули "Форум", когда вели (2:0) хоккеисты НХЛ. Но уже к перерыву гости выровняли положение: первый гол профессионалам забил Евгений Зимин, а затем успеха добился Петров. Во втором периоде блеснул Харламов. Два его броска - и советские хоккеисты ведут с преимуществом в две шайбы. Потом, правда, "Форум" один раз облегченно вздохнул. Но шайба, отыгранная Кларком, была последней в тот вечер удачей канадцев.

Окончательный счет поединка шокировал публику - мысли даже о возможности такой неожиданности (3:7!) не допускал ни один из многочисленных поклонников "команды Канады". Видимо, первая эта игра, послужившая своеобразной визитной карточкой советского хоккея, произвела особое впечатление и на канадскую публику, и на местных специалистов. Отлично сыграл Третьяк, поразил мастерством Якушев (пожалуй, именно эта серия стала звездным часом в его спортивной биографии), обратили на себя внимание и многие другие наши мастера. Однако главным героем встречи-знакомства стал все-таки Харламов. О нем много писали и говорили еще до начала игр хоккеистов НХЛ со сборной СССР. В частности, газета "Торонто Стар" рассказывала читателям, что "много забивавший в Саппоро Харламов - мастер необычно хитроумного дриблинга и великолепного паса". Два гола порой сами по себе ни о чем не говорят. Но качество голов, забитых Валерием в монреальском "Форуме"... Стоит ли удивляться, что спустя несколько месяцев - весной 1973 года - канадцы, приглашая на финал Кубка Стэнли почетных гостей, вместе с тренерами сборной СССР назовут и Харламова...

Из Монреаля сборная СССР перелетела в Торонто. Здесь канадцы сумели выиграть - 4:1. Забегая вперед, напомню: то была их единственная победа на своих катках. В Виннипеге, куда хоккеисты переехали для третьей встречи, была зафиксирована первая и единственная в этой восьмираундовой серии ничья - 4:4. А в Ванкувере, на дальнем Западе, в последнем канадском матче победу снова одержали наши - 5:3. Итак, первая половина хоккейного диалога на высшем уровне показала большую весомость "аргументов" гостей: пять очков из восьми возможных.

В л а д и м и р П Е Т Р О В :
- Матчи были трудными. Во многом и потому, что нам пришлось бороться не только против искусных мастеров в стране, где хоккей - национальный вид спорта и где тысячи прекрасно разбирающихся во всех тонкостях игры всегда были готовы представлять страну на чемпионатах мира (не случайно золотые награды сильнейших в мире в 30, 40 и даже 50-е годы получали канадские игроки-любители из безвестных городков и едва ли не деревень), а и против собственных... ну, скажем, если и не страхов, то опасений : ведь о профессионалах ходили легенды! О чем только мы не наслышались про них еще в детстве и юности! И бегают "профи", как наш Евгений Гришин... И могучи, как штангисты или боксеры... И в силовой борьбе опаснее, чем самбисты... И пасы у них наиточнейшие, причем асы перехватывают и добивают шайбу, летящую в полуметре над льдом, как теннисный мяч. И броски у всех, как у Фирсова: размахнулся - береги руки вратарь! Ну, а что касается техничности профессионалов, слов не хватит... Естественно, такие разговоры, такое вот раздутое мнение о возможностях профессионалов не могли не волновать нас. Правда, однажды нотку здорового скепсиса внес наш врач Олег Маркович Белаковский. Выслушав чьи-то восторженные описания матча двух клубов НХЛ, он с сомнением покачал головой : "Не могу себе представить, чтобы несколько игроков могли бежать с шайбой быстрее нашего Мальцева". Однажды и мы увидели поединок двух клубов НХЛ. Впечатление он произвел немалое, однако что-то тогда в действиях магов клюшки и шайбы насторожило. После некоторых размышлений я понял, что именно: их игра представала как бы в замедленной съемке. Все: и обводка, и пасы, и движения с шайбой (да и без шайбы) - у них было медленнее, чем в нашем хоккее. Но одно дело - взгляд с трибуны, совсем другое - испытать все особенности игрового почерка, несомненное мастерство ведущих канадских хоккеистов на себе. Вполне понятным было наше волнение. Именно оно, считаю я, во многом повлияло на начало первого матча. В стартовые минуты мы выглядели овцами, отданными на заклание, а в конце - героями, которым все по плечу. Первый матч первой серии был важен для команды не потому, что стал победной запевкой всей серии (в конце концов, счет в данном случае не столь уж существен). Неизмеримо важнее иное: каждый из нас переоценил ценности. Мы поняли, что и с профессионалами НХЛ играть можно. И не просто играть - победно!

Владимир, несомненно, верно оценил соотношение сил соперников. Легенда о непобедимости кудесников шайбы и клюшки с родины хоккея была развеяна. "Это было потрясшее нас столкновение канадских профессионалов с советскими любителями, доминирующими в международном хоккее... Русские разрушили миф о превосходстве канадского хоккея", - подводила итоги полусерии газета "Глоб энд Мейл". Когда-то один из канадских специалистов, не утруждая себя в выборе слов, беспардонно назвал наших хоккеистов пасующими дураками": слишком уж непривычной казалась ему (и многим таким, как он, "знатокам") игровая концепция советской школы хоккея. После встреч профессионалов с "московской командой" канадцы увидели, что противостоят им большие мастера, которые ничуть не хуже их знают толк в игре, более века назад "изобретенной" в Канаде. А капитан "команды Канады" Фил Эспозито сказал тогда же, что он не прочь сыграть в одной тройке с такими крайними нападающими, как Михайлов и Харламов...

Валерий стал центром внимания канадской сборной. К сожалению, внимания далеко не благопристойного. В понятие "опеки" и "нейтрализации" соперника профессионалы вкладывают свой далекий от истинного (а значит, и спортивного) смысл. Во втором московском матче гости в поисках возможности ослабить соперника, лишить его ударной силы просто вывели Харламова из строя: умышленно нанесли ему травму. Ведь первый же матч во Дворце спорта Центрального стадиона имени В. И. Ленина окончился для них печально, хотя снова, как и в монреальском "Форуме", начинался чрезвычайно удачно: к началу заключительной 20-минутки гости вели со счетом 3:0 (шайбы забросили Паризе, Кларк и Хендерсон). Лишь на 4-й минуте последнего периода Блинов "распечатал", наконец, ворота Тони Эспозито - брата капитана команды, однако тут же Кларк забил нам четвертый гол. Исход матча был, кажется, предрешен, но с 50-й по 55-ю минуту шайба четырежды (!) трепетала в сетке ворот канадцев. Общий итог - 5:4 в пользу сборной СССР.

После пяти матчей отступать канадцам было уже некуда: лишь выигрыши всех трех оставшихся московских матчей могли обеспечить им суммарную победу. Второй поединок в Лужниках гости выиграли. В напряженнейшей борьбе перевес победителя снова выразился всего одной шайбой - 3:2. Наших тренеров огорчил не столько результат, сколько характер матча - канадцы откровенно грубили, навязывая грязную игру. Более всего досталось Харламову: за ним, буквально отрешившись на время матча от всего на свете, откровенно охотились Эллис и Кларк. И "выбили" - таки Валерия из строя. На предпоследний матч команда СССР вышла без лидера: с Викуловым и Мальцевым на этот раз играл Мишаков. Канадцы, уловив преимущество в том, что в честной игре по праву называется "антихоккеем", действовали в прежней манере - вызывающе грубо, демонстрируя не столько жесткий, сколько жестокий хоккей. Седьмая встреча - снова их перевес в один гол. Победная шайба влетела в наши ворота от клюшки везучего Хендерсона за две минуты до финального свистка.

Последний матч серии волею судеб должен был стать решающим.

В а л е р и й Х А Р Л А М О В :
- К завершающей игре я поправиться не успел и совсем было с этим примирился, как вдруг приходит Кулагин. Начинает издалека - рассказал о травмах, которые преследовали его в бытность игроком, а потом вдруг: - Как думаешь, повысится у спартаковцев настроение, если они узнают, что по какой-то причине не будет играть против них Харламов или Третьяк? - Конечно, - сказал я, еще не понимая, куда клонит Борис Павлович. - Вот-вот, - обрадовался он. - Значит ты согласен, что отсутствие лидеров команды - это своеобразный допинг для соперника? Как тут не согласиться! Я ведь давно заметил, что, когда дают тренеры передохнуть Владику, наши соперники начинают играть с тройным усердием и тройной старательностью ("можно выиграть у ЦСКА, когда клуб без Третьяка"). - Так вот, не будем давать допинг канадцам, - заключил Кулагин. - Они тебя знают и опасаются больше, чем других. Поэтому и нужно, чтобы ты вышел на последний матч. Сыграешь вполсилы - и то будет хорошо. Осторожненько катайся, на столкновения не иди... Сегодня нужно твое имя...

Увы, тогда Валерий решить исход сражения не мог. Матч закончился для нас неожиданно трагично. Выигрывая после двух периодов - 5:3, советские хоккеисты, видимо, слишком рано подпали под чарующие звуки победных фанфар и забыли золотое правило канадцев (тут уж без всяких кавычек, ибо это правило действительно золотое для любого спортсмена в любом виде спорта): "борьба за победу кончается в момент финального свистка". Отквитали гости один гол, потом сравняли счет, а за 34 секунды до конца матча Хендерсон (опять Хендерсон!) вывел профессионалов вперед. Выиграв этот матч, хоккеисты Страны кленового листа одолели наших и в серии (четыре победы против трех при одной ничьей). И все же печать Канады и США отметила, что испытание для советских хоккеистов оказалось пройденным успешно...

по книге Олега Спасского "Первая тройка".
Константин Коробейников


.
Начало Письмо автору Designed by Zaslavskaya A.A.