Stolica.ru

Реклама в Интернет
Интересная статистика Архив интервью Архив статей Проверь себя Ссылки на источники

Назад
Грубый перевод
Вперед

Том Джонс
Сент-Питерсберг Таймс
27 марта, 2005

На этой неделе звезда Тампа Бэй Лайтнинг Винни Лекавалье вернулся домой после четырех месяцев, проведенных в России. Корреспондент газеты "Сент-Питерсберг Таймс" Том Джонс и фотограф Дирк Шадд посетили Казань (412 миль к юго-востоку от Москвы ), чтобы зафиксировать то, что Лекавалье характеризует как жизеннный опыт.

Казань, Россия
Всё что хочет Винни Лекавалье - овсянка. Простая, обычная овсянка. Пока он идет по пустому ресторану, находящемуся на втором этаже русской гостиницы, которая является его временным домом, его перехватывает Элиза, миниатюрная официантка, чей голос столь же незаметен как и она сама. "Кофе, мистир Ла-кав-ееа? , говорит она с чудовищным русским акцентом. "Да," говорит Леквалье, " и ... " овсянки. Как же это будет по-русски?" Лекавалье говорит по-английски - "oatmeal", надеясь что английский язык официантки лучше чем его русский, но Элиза только пожимает плечами. Лекавалье расстроен. Звезда Лайтнинг - один из лучших хоккеистов в мире. Во время локаута он делает в России $300000 в месяц (не облагаемых налогом. Но он не знает как заказать себе завтрак. Внезапно лицо Элизы проясняется. Она говорит что-то вроде "об-кра-ко-уа". Лекавалье делает глубокий вздох и,кивнув, говорит "Да". Он медленно закрывает и открывает глаза, что свидетельствует о том, что его хорошее настроение улетучилось. Только что начался очередной день в России.


До тренировки остается менее получаса. Он быстро ест и встает, натягивая на уши зимнюю шапку с эмблемой Нью-Йорк Янкиз. Оставив теплоту гостиницы, он выходит в серый и сырой мир, который напоминает внутреннюю часть морозильника, который не размораживали годами. Щеки Лекавалье в мгновение становятся красными от перепада температур и порывов ветра. Он идет находя тропинки среди огромных сугробов на узких улицах

"Берегись автомобилей, " говорит Винни. " Они здесь не останавливаются перед людьми. И могут ехать по тротуарам" После прогулки длиной в четверть мили Лекавалье доходит до арены "Казань Спорт Сарай" (Дворец Спорта), домашней арены его нынешнего клуба - Ак Барс. Внутри, его приветствует горстка охранников. "Они - со мной, " говорит Лекавалье, указывая на двух журналистов, сопровождающих его. Охранник, которому на вид не больше 17 лет машет рукам Лекавалье и его спутникам прежде чем сказать что-то по-русски. Леквалье замирает, не вполне понимая, что говорит (или спрашивает) охранник. Украдкой взглянув на него, Лекавалье просто решает идти дальше. Покачав головой, Лекавалье говорит "И так каждый день. Я не понимаю ни слова в этой стране"

Только когда он добирается до раздевалки - с приветственным скрипом изоленты, обматываемой вокруг клюшек и ужасными звуками "Линкин Парк" из чьего-то магнитофона, и наконец-то знакомыми звуками родной английской речи - он снова обретает уверенность в себе. Скоро он будет на той части Земли где ему комфортней всего на свете - на льду.

На четыре месяца, двадцатичетырехлетняя звезда сменила свой солнечный Харбор Айленд на гостиничный номер в вечно пасмурной Казани - унылом индустриальном городе в центре России с населением в 1,2 миллиона человек.

Каждый день это борьба со странным, резким языком, жестоко холодной зимой вдали от друзей, семьи и подруги, от которых его отделяет восемь часовых поясов. Но Лекавалье предпочитает акцентировать свое внимание на положительных сторонах жизни. Это нелегко, особенно здесь, где солнце, как кажется объявило забастовку на всю зиму.


Здесь все по другому. Хоккей. Люди. Язык. Погода. Пища. Леквалье справляется со всем. Когда он заказывает спагетти, и блюдо приносят без соуса - он использует кетчуп. Когда цыпленок сух, он обильно поливает его чесночным соусом. И он никогда не пьет воду из под крана. В близлежащей японской закусочной - неплохие суши. И итальянская забегаловка Венеция, не так уж плоха. Что касается языка, - в основном Лекавалье общается с товарищами по команде - энхаэловцами, многие из которых - англоговорящие русские и могут полмочь ему в течение дня. Все остальное время Леквалье читает, лазит по Интернету, читает электронную почту и смотрит ДВД.

"Первая пара недель была тяжелой, было действительно трудно. Я задавался вопросом, не сделал ли я ошибку, " говорит Лекавалье. " Не мог спать из-за смены часовых поясов. Не мог говорить с людьми дома из-за разницы во времени. Но четыре месяца спустя все в порядке. Мне нравится здесь."

Он мог не играть здесь. Его ждали в Чехии и Швейцарии. Он мог проваляться всю зиму на пляже. Но ему понравилась идея поиграть в России.

"Такой шанс бывает раз в жизни," говорит он. "И Казань выглядела подходящим вариантом." Казань окружена бедностью. Большинство людей зарабатывает около $100 в месяц. На окнах обветшалых деревянных домов - занавески из простыней. Но внутри города - вполне нормальные дома. Отель Лекавалье находится недалеко от казанского Кремля, где когда-то жили Иван Грозный и Чингисхан.

Ак Барс (" Белый Медведь") принадлежит правительству и спонсируется Татнефтью, большой нефтяной компанией, и, если верить слухам, русской мафией. "Ничего не знаю об этом," говорит Лекавалье с улыбкой.

В преддверии тысячелетия Казани, владельцы пошли на всё, чтобы команда стала первой, но Ак Барс вылетел в первом же раунде плей-офф. Ак Барс стал Нью Йорк Янкиз русской лиги потратив на игроков около 50 миллионов долларов, больше чем любая другая команда лиги и на 17 миллионов больше, чем потребовалось Тампе Бэй Лайтнинг для того чтобы завоевать Кубок Стэнли.

Казань подписала 15 игроков НХЛ, включая одноклубников Винни - Николая Хабибулина и Брэда Ричардса, игроков Атланты - Хитли и Ковальчука, а также Алекса Ковалева и Дарюса Каспарайтиса. "То что здесь многие игроки говорят по-английски было еще одной причиной чтобы приехать сюда. Да и на данный момент это лучшая лига в мире"

Конечно Лекавалье слышал и о том, что люди здесь холоднее местной зимы, полиция коррумпирована, а всем заправляют гангстеры.

"Все это неправда," говорит Лекавалье. "Мне говорили, что мне потребуется телохранитель и все такое. Я был испуган сначала, но все иначе, чем кажется. Люди хорошие. Я не всегда понимаю их, но они кажутся хорошими. И никто не беспокоил меня. Я чувствовал себя в безопасности в 3 часа утра, гуляя по улице. Это было прекрасно. "

Когда Лекавалье в Казани - Россия кажется приятной. Номер Леквалье в гостинице Мираж столь же шикарен, как тысячедолларовые апартаменты в Нью Йорке. Просторная гостиная, с мебелью, высокоскоростным интернетом и телевидением. В Большой прихожей лекго помещается всеь гардероб Лекавалье - ботинки и большие куртки на меху. Ванная просторная, как будто сошедшая со от страниц Архитектурного Дайджеста. На втором этаже имеется ночной клуб и спорт-бар, на третьем - бассейн, сауна с массажистками и ресторан с неплохим меню. Большая часть персонала говорит по английски. Имеется прачечная. "Не знаю как бы я обходился без этого в отеле," говорит Лекавалье. Плюс - расположение отеля. Через дорогу обычный русский магазин - напоминающий крытый рынок - лотки котрого переходят один в другой. До ресторанов - рукой подать. До хоккейной арены - 10 минут пешком. Арена небольшая, на 4000 человек, но полотенца безукоризненно чисты, а в душе - горячая вода.

Большинство арен в Российской лиге не слишком плохие. Они вмещают от 1,000 до 4,000. Самая лучшая находится в Санкт-Петербурге (14,000 мест) и очень похожа на арену НХЛ. Казань строит арену на 12,000 мест, которая должна быть готова к следующему сезону. Самые плохие арены - в Сибири. Один каток был настолько холоден, что Лекавалье даже не вспотел, а его ноги мерзли весь матч. "Болельщики там не снимают их пальто и шапочки," говорит Лекавалье.

"Там был один душ," сказал Фред Брэтуэйт. " И когда я говорю "душ" я имею в виду нечто напоминающее обычный кран в раковине, только торчащий из потолка. Угадайте была ли там горячая вода ?"

Гостиницы в Москве и С-Петербурге приемлемы. В остальных городах - как повезет. Иногда пища несъедобна. Ванные часто маленькие и грязные. Почти всегда Лекавалье (6 футов 4 дюйма) не помещается на кровати. "Очевидно это не Мэрриотт", говорит Лекавалье

Игроки часто берут в дорогу собственные полотенца. Один раз игрокам хотелось иметь собственную седушку для туалета, а в другой - собственный туалет. Как то, после того выездного матча в Сибири, Лекавалье заболел, его прихватило и ему приспичило в туалет. Немедленно. Вбежав в указанную комнату он обнаружил просто дырку в полу. Когда все было сделано, ввиду отсутствия бумаги, Леквалье воспользовался купюрой в 100 рублей (около 3 баксов). В тот раз болезнь оказалось серьезной и он загремел в больницу.

"Та больница ..., это был похоже на Голливудский фильм 1930-ых годов. Она была действительно старой. Какой-то генерал привез меня и определил в отдельную палату. Я был единственный парень с отдельной палатой. Остальное, были в общих комантах, кровати в которых стояли вплотную к друг другу. Людей носили на старых носилках. Это было похоже на Вторую Мировую войну." Лекавалье спокойно рассказывает о тех двух ужасных днях. Он отличается уверенностью и оптимизмом.

Если верить ему - погода -ОК, еда - ОК, люди прекрасны, хоккей - хорош, товарищи по команде - великолепны. Ему было ужасно видеть как в декабре травмированный Брэд Ричардс возвращался домой, но такое бывает в хоккее. Плюс, на недельку приезжали родители, а потом недельку гостила подруга. Дважды приезжал агент. Так летели дни. Но даже вдали от семьи и канала ИСПН жизнь в РОссии не казалась ему такой уж плохой. "Несомненно, я скучаю по дому. По Тампе. По родному Монреалю. Но я уехал из дома когда мне было 14, так что я привык зимой быть вдали от дома. Даже если я был бы дома, я бы провел зиму, играя в хоккей.


В отличие от НХЛ, где тренировка у команд бывает один раз на 45-60 минут и обычно - раз или два раза в неделю, Российский хоккей напоминает СИ-ЭН-ЭН: весь день, каждый день. В Ак Барсе , как и в большинстве русских клубов, тренировка - один-два раза в день. С момента его прибытия 25 ноября до последней игры 22 марта, у Лекавалье было лишь три выходных дня. Два были в декабре, когда в лиге был десятидневный перерыв.

"Я собирался съездить домой, но игрокам предложили продолжать тренировки. Так что я отдыхал лишь 2 дня". Улыбнувшись Лекавалье говорит: " я не возражал. " Игроки Молний могли бы подумать что тренер, Джон Торторелла слишком требователен, но в Российском хоккее Торторелла бы смотрелся школным учителем. Ходят слухи, что за игроками здесь шпионят даже после тренировок. "У нас было 2 или 3 собрания в команде," вспоминает Лекавалье, "когда нам сказали, " мы слышали, что некоторые игроки допоздна сидят в барах и были замечены в нетрезвом виде." И это за четыре дня до игры! Им все было известно"

А в ночь перед домашними играми, команду держат взаперти, как в казарме, (игроки называют это , "ба-са"). Они ужинают приблизительно в 7 вечера, засыпают в 11, и утром идут на раскатку. Затем они возвращаются на "ба-са" на обед и сон.

"Таков русский хоккей и русское общество", говорит Каспарайтис. "Все расписано. Когда я был в детском саду, в тихий час, все дети должно были засыпать в одной позе - положив руки под щеку. Так уж устроено"

Зинетула Билялетдинов - звезда сборной СССР и бывший помощник тренера Финикс Койотис, выглядел бы диктатором, если бы это была не Россия. Он бегло говорит по английски, но не в команде. Все свои указания он дает на русском. Когда он говорит Лекавалье не уверен хвалит ли их тренер или критикует, потается мотивировать или просит, шутит или угрожает. Даже, когда Билялетдинов чертит схемы на доске - Лекавалье не уверен говорит ли он об атаке или об обороне - о своей или о чужой команде. Видеопросмотры? Забудьте!

Лекавалье смотрит прямо, действуя, как будто он следует указаниям и сохраняет серьезное выражение лица. "Я никогда не шел первым на тренировках," говорит Лекавалье. "Я не мог. Я шел и повторял то, что делал парень передо мной." Если указание Билялетдинова достаточно важно, товарищ по команде переводит Лекавалье сокращенную версию. ("Он сказал, что мы должны следить за контратаками") В редких случаях, Билялетдинов говорит что-то лично по-английски.

"Но мне действительно нечего ему говорить," говорит Билялетдинов. "Он - хороший хоккеист и знает, что делать. Я выпускаю его и он действует по собсвенному усмотрению. Он очень умный игрок и отлчно приспособился. За него я спокоен. Нечего волноваться.

Лекавалье действительно хорошо приспособился и набрал 15 очков в 30 играх сезона. Волноваться стоит лишь о грязной игре, которая в Казани распространена больше чем в Калгари или Коламбусе.

В Российской суперлиге запрещены драки и почти нет силовых приемов, но рубящие удары по кистям рук или по ногам - в порядке вещей. Несмотря на международную репутацию открытого и интересного хоккея русский хоккей имеет невысокие скорости, малую результативность, душащую защиту и больше захватов и зацепов чем в американском футболе. Немногие нарушения фиксируются арбитрами, которые оставляют желать лучшего.

"Часто судьи куплены," говорит Ковалев. "Если в начале игры вы видите несколько удалений подряд в составе одной и той же команды - не сомневайтесь - это именно тот случай. Даже если в начале игры это неочевидно - это проявится когда игры наберет обороты" Игра гораздо грязнее и медленнее чем в НХЛ. В целом, это не так весело и интересно как в НХЛ, но все же может быть хорошим хоккеем, если играть как положено"

Ак Барс - одна из полудюжины команд, которые входят в элитную шестерку умеющую играть в хоккей. У них есть легионеры из НХЛ. За ними идут середняки и низ таблицы.

Правило номер 1 в Российской лиге: Никогда не проигрывайте аутсайдерам. Проиграйте и Вы заплатите за это. Буквально. Лекавалье не говорил этого, но недавно он и его товарищи по команде были оштрафованы на $2,000 каждый за такое поражение, хотя оно было первым за 15 игр.

Различие между верхней и нижней частью турнирной таблицы велико. Лучшие команды летают чартерами, играют на приличных аренах, живут в гостиницах. " К счастью, в Казани - первоклассная организация, " говорит Лекавалье. Команды внизу рады уже факту зарплаты. Одной команде не платили с марта 2004. Их заменили неизвестные мальчишки-дублеры, которые вышли на лёд против клуба Лекавалье. "Некоторым из нх было лет по 13," сказал Лекавалье. Серьезно. Но они упорно играли против нас. Настолько жестко, что кто-то из товарище Лекавалье по команде сказал "Ребята, если мы проиграем этим парням, кто-то из нас должен будет застрелиться." Он вероятно шутил. Ак Барс победил 7-3.


Несмотря на ужасное судейство и грязную игру, Русская суперлига сейчас вероятно лучшая лига в мире, ведь из за локаута сюда приехало более 100 игроков из НХЛ. Лекавалье часто встречает знакомые лица. "Я вижу ребят из НХЛ, и я даже не знаю, что это они - ведь я не понимаю надписей на их спинах на русском. Чтобы узнать их мне нужно увидеть их лица."

"Здесь другая игра," говорит Лекавалье. " Площадки больше, но арены меньше. Вы привыкли играть перед 18,000 болельщиков, а здесь иногда ты играешь для тысячи или даже нескольких сотен. Я больше люблю НХЛ. Со всей этой грязной игрой здесь - зацепами, захватами, задержками, тычками, ударами - я больше никогда ни на что не пожалуюсь в НХЛ."

В один из вечеров в Казань приезжал клуб Авангард из Омска, в составе которого играл сам Яромир Ягр. Кроме скачущих скудно одетых девушек - чирлидерс и того что матч продолжался лишь 2 часа (у них нет перерывов на рекламу) игра ничем не запомнилась и оставила впечатление матча двух плохих команд. Ягр был похож на Ягра - с результативной передачей и ниесколькими финтами.

Номер 4 на спине Лекавалье выглядит знакомым, хоть его фамилию на спине и не узнать - это помесь перевернутых букв V, строчной b и ни единой L! В день пятидесятилетия Билялетдинова (команда подарила тренеру перед игрой цветы) Лекавалье играл хорошо, но его Ак Барс проиграл 4-1 на глазах у незаполненной домашней арены, которая освистывала свою собственную команду и обвиняла рефери в нетрадиционной сексуальной ориентации

"Не самая плохая игра," сказал Лекавалье. После игры, Лекавалье атаковали коллекционеры автографов, включая несколько женщин и человека, который ухаживал за ним в больнице. Он улыбается и болтает с теми знает английский язык. Главным При это Лекавалье и его товарищи по команде - не знаменитости в Казани. Его не останавливают на улице. Девочки не забрасывают его своими телефонными номерами и не стучатся в дверь его номера.

После сметания нескольких дюймов снега, который намело за время игры на машину Брэтуэйта, Леквалье сосвоими лучшими друзьями в России - Брэтуэйтом и Хитли едет ужинать в японский ресторан.

"Я здесь только месяц, и хоть сейчас готов ехать домой," говорит Хитли "Даже вообразить себе не могу что Винни здесь с ноября" "Думайте, что Винни крут?" гвоорит Брэтуэйт. "Парень, я тут с августа!" Сейчас они перекусят м может пропустят пару кружечек пива. Лекавалье садится за столом и берет меню. Все, что он хочет - суши. Любой вид. Официантка не уверена, что именно хочет заказать Лекавалье. Расстройство промелькивает на лице Лекавалье. Он взывает к Kовальчуку, товарищу по команде из России. "Кови, скажи ей чего я хочу," говорит Лекавалье, указывая в меню. Ковальчук и официантка перекидываются парой фраз. Лекавалье только смотрит и слушает. "Как я уже сказал, " говорит Лекавалье, "в этом вся моя жизнь здесь. Я не понимаю ни слова. " Но как всегда, все кончается хорошо. Он получает суши.

Пиво холодное. Винни счастлив. Он выжил еще один день в России и, Вы знаете, все было не так уж плохо.

24-летний Винсент Лекавалье, игрок клуба русской суперлиги Ак Барс Винни Лекавалье проходит четверть мили, чтобы вернуться  в отель с тренировки.
Это целое приключение, поскольку русские водители не останавливаются перед пешеходами и часто ездят 
по тротуарам. Лекавалье проживает в Мираже, пятизвездочном отеле с прачечной, интернетом, ночным клубом,
спорт баром и оздоровительным центром с массажистками. Персонал гостиницы может общаться на английском. Лекавалье завтракает, в ресторане гостиницы, которая является его домом. Иногда возникают 
проблемы с общением. Иногда его приятно удивляют - к спагетти подают кетчуп Фред Брэтуэйт, Лекавалье, Каспарайтис и Нюландер в лифте гостиницы.

.
Начало Письмо автору Designed by Zaslavskaya A.A.