Stolica.ru

Реклама в Интернет
Интересная статистика Архив интервью Архив статей Проверь себя Ссылки на источники

Назад
Забытая сборная: Владимир Петров
Вперед

"Новая газета"
Александр ВИШНЕВСКИЙ
Санкт-Петербург — Москва
27.11.2003

ПЕТРОВ ЗАБИЛ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Его рекорд — 18 шайб на одном чемпионате мира — никогда не побьют

— Зачем в Питер едешь? — спрашивали друзья.
— Брать интервью у Петрова, — отвечал.
— Какого это такого Петрова?
— Хоккеиста.
— Хоккеиста…
— Михайлов — Петров — Харламов!
— Ах, этого!

Увы, имя прославленного центрфорварда ЦСКА и сборной СССР ныне не на слуху. А должно быть! Ведь чего стоит только один вечный рекорд чемпионатов мира, установленный Владимиром Петровым в 1973 году в Москве, — 18 заброшенных шайб! А всего на счету Петрова — 64 шайбы в 118 матчах за сборную страны, 370 шайб в 553 играх в чемпионате СССР, 11 золотых медалей советского первенства, 10 — чемпионатов мира, две выигранные Олимпиады — Саппоро-1972 и Инсбрук-1976. Не зря вратарь московского «Динамо» Полупанов сравнивал броски Владимира Петрова с росчерком молнии.

Петров и сейчас неразлучен по своим партнером по легендарной тройке — Борисом Михайловым. Михайлов — главный тренер питерского СКА, Владимир Петров — менеджер…

— Правда, что на самом деле вы мечтали стать футболистом? — спрашиваю Петрова на базе СКА в центре Петербурга.

— Как и все мальчишки в то время, пытался реализовать себя в какой-то из дворовых игр. В нашем дворе в Красногорске Московской области больше культивировался хоккей с мячом. Так что зимой играл в хоккей и хоккей с мячом, а летом — в футбол. В хоккее был принят в московскую команду «Крылья Советов», в футболе — в «Красный Октябрь». Хотя успехи были налицо в обеих играх, в 14 лет пришло время делать выбор — он оказался в пользу хоккея как более динамичной игры. Чувствовал, что хоккей — это мое. В 1967 году получил приглашение в ЦСКА, где играл по 1981 год. Затем уехал в Петербург к Борису Михайлову — сначала был играющим тренером СКА, потом полностью перешел на тренерскую работу.

— Каким вам запомнился главный тренер ЦСКА и тренер сборной СССР Анатолий Тарасов?

— О работе с ним остались очень хорошие воспоминания. Это человек, который поставил наш хоккей на те рельсы, по которым он несся и несся вперед. Потом появились другие «машинисты», но установленный Тарасовым курс оставался прежним. Человек ставил цель — и ради ее выполнения шел на любые средства. Строжайшая дисциплина, огромное количество тренировок — все это было оправданно. Просто наше поколение было первопроходцами, подопытными кроликами. Тренеры шли методом проб и ошибок. Остальные ошибались, Тарасов — нет.

— Подопытными кроликами он считал игроков своей команды?

— А как же!

— Не слишком ли жестко?

— Почему?

— То есть выживает сильнейший?

— Конечно. Вот вы сами и произнесли любимую фразу Тарасова.

— А как же с теми, кто не выдерживает темпа и сходит с пути?

— Значит, сошел, что ж делать…

— Насколько жесточайшие методы тарасовского руководства командой мешали личной жизни?

— Это другой вопрос. На личную жизнь время находить было очень сложно, но все-таки находили. Конечно, методы, что использовались тогда, в нынешней жизни неприемлемы — общество совсем другое. Да, многого мы были лишены, но и многое нам давалось — фифти-фифти.

— Говорят, много Тарасову приходилось бороться и с курением в ЦСКА…

— А какой тренер будет приветствовать такие вещи? Да и времени на это не было… Человек, который по-серьезному пьет и курит, больших результатов в спорте не добьется.

— Отсутствие у ЦСКА достойной конкуренции на внутренней арене могло притормаживать развитие нашего хоккея?

— Вы неправильно говорите. История говорит о другом — что конкуренты были, но новизна тренерской мысли и подбор исполнителей у Тарасова были выше, чем у других. А возможности были у всех. Просто не все могли реализовать их, не все были Тарасовыми.

— Но не все для комплектации команды использовали воинский призыв, тем самым обогащаясь сильнейшими юниорами со всей страны…

— Так говорить нельзя. А что же оставалось московскому «Динамо», «Крыльям Советов», «Спартаку», воскресенскому «Химику»? В армию из числа спортсменов шли те, кто хотел. Разве спартаковцы Якушев или Старшинов не выдающиеся спортсмены?

— Что вы чувствовали, когда надевали свитер сборной СССР? А в матчах за ЦСКА мотивация была такой же или ниже?

— В ЦСКА нас учили не просто защищать честь клуба, но и всей страны. Так что мы были готовы к играм с любым соперником. Игры за сборную и за клуб по степени важности мы не разделяли.

— Помните дебют тройки Михайлов — Петров — Харламов?

— Вместе со мной и Михайловым играл Вениамин Александров, но сначала он выбыл из строя из-за травмы, а потом у него появились какие-то проблемы в отношениях с Тарасовым. Вот в 1968 году Александрова в нашей тройке и заменил молодой Валерий Харламов. Кажется, сама рука Бога вела нас к успеху — все-таки 13 лет быть в сборной на ведущих ролях… Ведь все мы разного возраста, разные школы окончили: Харламов — 1948-го года, из ЦСКА, Михайлов — 1944-го, из «Локомотива», я — 1947-го, из «Крыльев Советов». С Борисом Михайловым мы одинаково мыслим и отлично понимаем друг друга.

— На один сезон — 1972 года — Тарасов разбил вашу тройку.

— Да, Тарасов перевел Харламова к Анатолию Фирсову и Александру Рагулину для продления их карьеры в хоккее. Мы с Михайловым чувствовали себя как человек, которому отрубили палец. Без Харламова мы тосковали. Это был человек, с которым невозможно было не дружить. А третьим нападающим у нас стал Юрий Блинов. Вместе выиграли Олимпиаду, участвовали в Суперсерии-1972. Суперсерии стали огромным шагом в развитии хоккея. Жаль, что от них остался очень скудный видеоряд…

— Как думаете, возможно ли в принципе повторение установленных вами достижений на одном из чемпионатов мира — сто шайб сборной в десяти матчах, половина из них — на счету вашего звена, а 18 — лично на вашем.

— Да никогда их не побьют — ни мои 18, ни сто на всю команду! Дело в том, что вся наша пятерка и тройка в частности оказались в нужное время в нужном месте. А то, что мы совершили, — это подвиг. Вряд ли кто-то сможет его повторить. Другое дело, сейчас героические достижения наших спортсменов замалчиваются. В прессе столько информации об НХЛ, а о подвигах наших хоккеистов — ни слова. Но без прошлого нет будущего. Вы посмотрите, как бережно относятся к истории, к своим кумирам, звездам в НХЛ. И сравните с тем наплевательским отношением, что в России. Потому и растет у нас моложежь без рода и племени. Спросите в детско-юношеских школах, кто такие Рагулин, Цыганков или Петров. Да большинство не ответит — даже в школе ЦСКА! Зайдите посмотрите, есть ли там стенд славы клуба с именами и фотографиями хоккеистов, — а ничего там нет в помине! А раньше все было. Просмотрите, сколько маек с фамилиями бывших хоккеистов ЦСКА вывешено над сводами армейского Дворца спорта — всего пять или шесть! А в «Динамо» — под тридцать! Неужели этого не заслужили Михайлов, Александров, Цыганков, Петров…

— Неужели вас там нет?

— Да не только меня! Отсюда идут традиции, история…

— Тем не менее сейчас Российская хоккейная лига стремительно догоняет НХЛ — как по уровню игры, так и по зарплатам. А когда в следующем сезоне в НХЛ наверняка наступит локаут, сильнейшие хоккеисты мира приедут играть в Россию.

— У нас хоккей прогрессирует, но руководство нашего хоккея остается на прежнем уровне и не помогает развитию. Они ничего не делают! Последний раз сборная выходила и побеждала в чемпионате мира при Михайлове. Затем он вернулся — и завоевал «серебро». Почему он снова ушел? Потому что сказал: «Я с нынешним президентом Федерации хоккея в сборной работать не хочу».

— Вы говорите, что ваши рекорды не побьют, и вряд ли кто-то отважится с этим спорить. Каково осознавать свою неповторимость?

— Да я это как-то и не осознаю, ведь об этом не говорят и не пишут. Даже я забыл, в каком году это было. В 1976-м, кажется… Или в 1979-м. Вы не помните?

— В 1973-м.

— Точно, в 1973-м! Видите, если я не помню, то неудивительно, что не знают и другие. Вот провести бы в спортивной прессе анализ всех пятерок, троек, защищавших честь советского и российского хоккея! Новые игроки не знают, к чему стремиться, какие рекорды стараться побить…

— Вообще-то они знают, к чему стремиться — имею в виду материальные стимулы. Насколько велики они были в ваше время?

— У нас во главе угла стояло дело, а потом — все остальное. Тогда были другие привилегии — скажем, льготное приобретение машины, то есть вне очереди. Сейчас время поменялось. Боюсь, если не остановить стремительный рост зарплат хоккеистам, произойдет то же самое, что в НХЛ. Ведь причина локаута — недостаток материально-технического обеспечения.

— Но если установить потолок зарплат, сильнейшие хоккеисты снова уедут за океан.

— Я считаю, что те деньги, которые сегодня платятся в России хоккеистам, ими не отрабатываются. А в советское время мастерство шло впереди гонораров. Тогда — недоплачивали, сейчас — переплачивают. Потому-то сейчас материальные стимулы есть, а побед сборной России — нет. Лично я воспитывался на истории хоккея, приходя в команду, знал, кто из ветеранов сколько шайб забил, какой вклад внес в победы сборной. Может быть, я несколько старомоден, но считаю, что об истории нашего хоккея, людях, которые ее писали, подрастающая молодежь должна знать.

— Сейчас в питерском СКА играют Харламов-младший, Михайлов-младший. Кого-то не хватает…

— Почему это, есть в команде хоккеист Петров! Правда, однофамилец… Вообще у наших детей полет немного пониже. А моему сыну Георгию уже 34 года, но он выбрал хоккей с мячом. Серебряный призер чемпионата мира, чемпион Советского Союза, чемпион и обладатель Кубка Финляндии по хоккею с мячом. Наверное, пошел в моего брата — чемпиона мира по хоккею с мячом.


.
Начало Письмо автору Designed by Zaslavskaya A.A.