Stolica.ru

Реклама в Интернет
Интересная статистика Архив интервью Архив статей Проверь себя Ссылки на источники

Назад
Игра, которую я не забуду - Билл Уайт
Вперед

Чак О' Доннелл
Хоки Дайджест

Победа над сборной СССР в Суперсерии 1972 мгновеноо сделала каждого игрока сборной Канады национальным героем. Возможно это величайший момент в хоккейной истории Канады. Когад мы вернулсиь, на улицах нас встречали люди. Наши лица появились на монетах и почтовых марках, это было невероятно.

Даже сегодня, не проходит и недели, чтобы кто-то не подошел ко ме в супермаркете или ,банке или где-то еще и не спросил меня про ту Суперсерию. Но если бы мы тогда проиграли, я был бы сейчас похоронен где-нибудь в Северном Онтарио.

Тикали минуты восьмой игры, и, казалось, что мы проигрываем. Когда мы ушли в раздевалку после второго периода, Советы вели в счете 5-3. На улицах Москвы начинали праздновать победу. Даже если бы мы сравняли счет, а это тогда казалось чудом, то , формально, хотя общий счет по серии становился бы 3-3-2, Советы выигрывали серию по разнице забитых и пропущенных шайб.

Мрачные мысли носились в голове. И была еще одна мысль: как кто-то может играть в хоккей лучше нас?

Нам нужна была победа. Это может показаться удивительным, но в раздевалке не было вытянутых лиц. Были только зажигающие речи. Сфокусированоость на игре. Работа, которую нужно сделать. Мы знали только одно - если ты паникуешь - ты проигрываешь.

Именно для таких моментов в команду были выбраны Эспозито, Кларк, Маховличи. И Ратель,Курнуайе, Жильбер, Эллис, Бергман, Парк, Микита, Халл и другие тоже были созданы для таких моментов. Они были звездами НХЛ и они могли найти способ победить, когда фишка легла не лучшим образом. Именно этот дух борьбы, жажды победы и сделал их звездами.

Я помню себя, когда я узнал что попал в сборную. Это была большая честь, потому что выбирали из большого числа игроков. Я воспринимал это как награду. В августе я прибыл в лагерь в Торонто вместе с другими 34-мя парнями и начал интенсивно тренироваться. Мой партнер по игре в обороне - Пэт Стэплтон и я не играли в первом матче серии в Монреале. То поражение потрясло болельщиков, которые ожидали , что мы выиграем серию всухую.

Тренер Гарри Синден поставил меня со Стэплтоном в состав на вторую игру. Мы выиграли в Торонто. Пэт и я были рядом, когда мы сыграли вничью в третьей и проиграли в четвертой игре. Впереди были игры в России.

Прежде, чем мы продолжили серию, мы сыграли несколько показательных игр в Швеции против сборной команды этой страны. Я думаю, именно тогда команда начала становиться единым целым. Было невероятно видеть всех этих парней, бывших многие годлы твоими соперниками и осознавать, что вы - одна команда. Мы никогда не играли вместе. Советы же играли вместе годами.

И даже, когда мы проиграли в пятом матче, я видел как сплачивалась команда. Шестой матч стал большой победой для нас. Кен Драйден играл потрясающе. А потом так играл Тони Эспозито и мы выиграли седьмую игру. Внезапно появилась надежда на победу в серии.

Эта надежда стала таять в конце второго периода восьмой игры. Игры которую я никогда не забуду. Маятник - забили они - забили мы,забили они - забили мы, забили они - забили мы. Мой гол в середине второго периода сделал счет 3-3.

Мы были в большинстве, когда Род Жильбер вел шайбу вдоль борта. Он был терпелив, Советы не торопились атаковать его. Может он загипнотизировал их, но я незамеченным смог идти вперед. Когда Род загипнотизировал всех советоских защитников своей работой клюшкой - он отдал мне точный пас и я переправил шайбу в ворота Третьяка.

Минутой позже, Советы восстановили лидерство. И пять минут спустя, они вели с разницей в две шайбы. Мы ушли в раздевалку, но мы не собирались проигрывать.

Фил Эспозито сократил разрыв до одной шайбы. Тогда Курнуайе подобрал шайбу перед воротами и как-то переправил ее в них мимо груды тел. Однако за воротами не загорелся красный свет и Алан Иглсон стал расталкивать советских охранников, чтобы проложить себе путь к судье. Потребовалось 7 минут, но справедливость была восттановлена, мы знали, что нам нужен еще один гол. Мы знали что ничья нам не нужна.

Менее чем за минуту до конца, один из советских защитников сыграл так, что он наверняка запомнил этот момент на всю жизнь. Он попытался отдать пас на правый фланг. Эспо, наш ключевой игрок серии перехватил пас и тут же бросил по воротам. Третьяк остановил шайбу. Но к счастью произошел отскок.

Там оказался забытый Пол Хендерсон. Когда Эспозито украл шайбу, он поднимался со льда, за воротами. Именно он и успел к отскоку. Он бросил и Третьяк отбил шайбу. Он бросил еще раз и забил!!!

Русские хотели выиграть эту серию, завершив матч вничью, и выключили обороты, но Хендерсон принес нам победу. Это был момент ликования, но это был лишь момент. Оставалось целых 34 секунды. Мы со Стэплтоном поговорили о том, насколько взрывные игроки у соперника и как не дать одурачить себя за эти 34 секунды.

Когда вбросили шайбу, Советы пошли вперед. Мы почуствовали их напор. Самый сложный момент был, когда шайба оказалась в нашей зоне и я просто хотел вынести её. Шайба покатилась и это было похоже на проброс. Проброс приводил к вбрасыванию в нашей зоне и большим проблемам для нас. Но вдруг один из их защитников остановил ее и пошел вперед, проброс не был зафикисрован. Но прежде чем я понял это - мы победили.


.
Начало Письмо автору Designed by Zaslavskaya A.A.