Stolica.ru

Реклама в Интернет
Интересная статистика Архив интервью Архив статей Проверь себя Ссылки на источники

Назад
Начало хоккейной эры
Вперед

Дмитрий Рыжков
«Весь Хоккей»
сентябрь 2002

1972 год. Сентябрь. Суперсерия Канада - СССР. Эта дуэль стоит особняком среди всех крупных и крупнейших хоккейных соревнований конца ХХ века. Она - начало новой эры в хоккее. Если до нее турниры делились четко: одни - только для профессионалов, другие - только для любителей, - то после сентября 1972 года эта грань стала размываться, а к 90-м годам и вовсе исчезла.

Впрочем, это не единственная причина, почему Серия-72 уникальна. Она была уникальной по сюжету: исход спора, длившегося 480 минут или 28 800 секунд «чистого времени», определился лишь за 34 секунды до финальной сирены восьмого, и последнего, матча серии. Она была уникальной и по качеству игры: это был хоккей высшей пробы. Не случайно почти каждая из восьми встреч сборных Канады и СССР собирала около 100 миллионов телезрителей в Советском Союзе и порядка 25 миллионов - в Канаде и США. Не считая еще нескольких миллионов болельщиков, приникавших к телеэкранам в Европе.

В Канаде и США за годы, прошедшие с осени 1972 года, появилось немало книг о тех событиях. Хранят там для будущих поколений и видеозаписи игр в Монреале, Торонто, Виннипеге, Ванкувере и Москве (В СССР они были стерты. -Д.Р.). И, будучи в Торонто, в Зале хоккейной славы, я, освещавший ход Суперсерии на страницах газеты "Советский спорт", не без любопытства посмотрел еще раз на экране победный для сборной Канады гол Пола Хендерсона. Благо, попал туда в год 25-летия Серии-72. (Кстати, юбилейные торжества по подобному случаю - тоже явление уникальное.)

Ныне Суперсерия отмечает 30-летие. Вот и поднял я свои старые записи. И те, что увидели свет в «Советском спорте» в далеком 1972-ом. И те, что тогда света увидеть не смогли. Поскольку не вписывались в официальную идеологию. А не вписывалось в нее даже то, что Суперсерию выиграли канадцы. Ведь на следующий день после окончания игр «Советский спорт», как и остальные газеты, получил указание из Дома на Старой площади (там размещался аппарат ЦК КПСС) счета серии не давать, но отметить, что разность шайб - в пользу сборной СССР.

«Для сборной СССР любое место, кроме первого, - провал». Так, с середины, пожалуй, 60-х годов официально формулировалась государственная оценка итогов международных соревнований по хоккею. И хотя даже в Советском Союзе серия Канада - СССР была признана началом новой эры (как-никак миф о непобедимости североамериканских профессионалов наши хоккеисты все же развеяли), но о событиях самой Серии за прошедшие годы была выпущена только одна книга. Да и та переводная - «Хоккей на высшем уровне» Кена Драйдена, вышедшая в 1975 году. Причем даже в ней, в статистическом приложении, не принадлежащем, естественно, перу вратаря сборной Канады, не нашлось места для одной строки: «счет в Серии - в пользу сборной Канады (4 победы, 3 поражения, 1 ничья)». Ее заменила другая: «разность шайб 32 - 31 в пользу сборной СССР». Гневить чиновников со Старой площади издатели не решились даже три года спустя после окончания Суперсерии.

Нынешние воспоминания - во всякого рода российских телепередачах - зачастую представляют собой взгляд только с одной стороны. О нюансах подготовки энхаэловцев советским участникам Суперсерии узнать в 1972 году было не от кого. В воспоминаниях же спустя десятилетия обычно сохраняются - такова уж природа человека - лишь вещи приятные.

В СССР – ТРЕНИРОВКИ…

...Разговоры о встречах сборной СССР с профессионалами начали возникать в начале 70-х годов. Однако дуэт тренеров сборной СССР - Аркадий Чернышев и Анатолий Тарасов - в бой не рвался. Но сразу же после их ухода по собственному желанию со сцены весною 1972 года официальное соглашение о встрече хоккеистов НХЛ с советской сборной было подписано.

1-го июля отлаженная за полтора десятилетия машина подготовки сборной СССР начала действовать. Все кандидаты собрались на тренировочный сбор и пошла работа до седьмого пота. За океаном, где создание сборной из профессионалов было в новинку, шли споры, кого приглашать. По соглашению о Серии-72 за канадскую сборную должны были выступать только профессионалы из НХЛ. Однако вся Канада, начиная с премьер-министра Пьера Трюдо, требовала включения в состав Бобби Халла, который незадолго до того перебежал в новоиспеченную Всемирную хоккейную ассоциацию (ВХА).В конце концов после жарких дебатов Халл и еще трое перебежчиков были вычеркнуты из списка. Но только 13 августа, почти на полтора месяца позже, чем игроки сборной СССР, НХЛовские кандидаты собрались в Торонто. А вскоре и в Торонто, и в Москве появились тренеры-разведчики: в СССР - Джон Малеллан и Боб Дэвидсон из "Торонто Мейпл Ливз", а в Канаде - Аркадий Чернышев и Борис Кулагин, ставший помошником нового старшего тренера сборной Всеволода Боброва.

Отчет канадской разведки был уничтожающим для сборной СССР. В пух и прах было раскритиковано всё - передачи, броски, манера атаки, и все - включая молодого вратаря Владислава Третьяка. Стоит ли удивляться, что после такого "доклада" едва ли не вся Канада ждала - причем, не только ждала, но и требовала - от своих кумиров победы в Серии со счетом 8:0. Не лучший психологический фон для самих игроков.

Что же касается атмосферы в стане советской команды, то...

Мне довелось тогда беседовать с Чернышевым и Кулагиным. Оба с улыбкой рассказывали о тренировках сборной НХЛ - мол, у нас даже детские команды тренируются с большей нагрузкой. Посмеялись над режимом дня НХЛовцев - после тренировки все куда-то разьезжаются ( попробовал бы кто- нибудь из наших без специального разрешения оставить территорию тренировочной базы -Д.Р.) Да и к отбою многие, в частности Фил Эспозито, не всегда возвращаются. (Сомневаюсь, существовало ли такое понятие "отбой" у тренеров сборной НХЛ Гарри Синдена и Джона Фергюсона -Д.Р.).Но, похоже, и на наших тренеров аура, окружавшая хоккей НХЛ, все же действовала: есть у канадцев один форвард - рассказывали "разведчики" - Пит Маховлич, кажется. Не руки - рычаги! Бросок поставлен мощнейший! Обводка - на широченной амплитуде... Похож на нашего Сашу Якушева, но, конечно, куда сильнее!

Любопытно, кстати, что и знание канадской стороны о соперниках оставляло желать лучшего. Мне, например, было смешно потом читать в книге Драйдена, что...""...Русские тренеры, которые присутствовали на наших тренировках и двусторонних играх, наверное, запустят все имеющиеся у них данные в электронную машину и получат рекомендацию, что, к примеру, надо делать, чтобы остановить Фила Эспозито..." И невдомек было автору, что в СССР еще перед началом 60-х годов кибернетика считалась лженаукой. А в начале 70-х хоть компьютеры и появились у нас, но - лишь в серьезных научных учреждениях. Хоккей же, как игра, некомпьютезирован в России и сегодня.

Когда кандидаты в сборную Канады 13 августа собрались в Торонто, в стане сборной СССР в Москве с составом уже все было практически решено. Сенсационным было только одно. Среди отобранных не оказалось Анатолия Фирсова - одного из лучших форвардов СССР поколения 60-х, второго поколения сборной. Причина? Она и по сей день неясна. Первая версия: Фирсов отказался сам - в знак протеста против отсутствия в тренерском составе сборной Анатолия Тарасова. Вторая: титулованный форвард был выведен из состава за " подрывную деятельность" против тренеров Боброва и Кулагина. С моей точки зрения вторая версия ближе к истине. Тем более, что после начала перестройки, уже во второй половине 80-х годов, мне в руки попал "закрытый" (то бишь секретный) документ на имя председателя Спорткомитета СССР С.Павлова, датированный серединой 1972 года и подписанный В.Сычом. В нем доносилось, что Фирсов ведет среди игроков агитацию за возвращение Тарасова. А это, учитывая, что все тренерские перестановки были утверждены в Доме на Старой площади, являлось серьезным проступком.

В состав команды Всеволода Боброва вошли: вратари Владислав Третьяк ( ЦСКА) и Владимир Шаповалов ( СКА, Ленинград );защитники Александр Рагулин, Виктор Кузькин, Александр Гусев, Владимир Лутченко и Геннадий Цыганков ( все ЦСКА), Юрий Ляпкин и Евгений Паладьев ( оба - "Спартак"), Валерий Васильев ("Динамо"), Юрий Шаталов ( "Крылья Советов"); нападающие Владимир Викулов, Валерий Харламов, Борис Михайлов, Владимир Петров, Юрий Блинов, Александр Волчков ( все - ЦСКА), Евгений Зимин, Владимир Шадрин, Вячеслав Старшинов, Александр Мартынюк ( все - "Спартак"), Александр Мальцев ("Динамо"), Вячеслав Анисин, Юрий Лебедев,Александр Бодунов (все - "Крылья Советов"), Вячеслав Солодухин ( СКА, Ленинград).

За исключением Солодухина и Шаповалова все хоккеисты представляли четыре московских клуба: ЦСКА - 13 игроков, "Спартак" - 7, "Крылья Советов - 4, "Динамо" - 2. Все четыре тройки нападения были давно уже наиграны либо в клубах ( Михайлов - Петров -Блинов, Зимин - Шадрин - Якушев, Лебедев - Анисин - Бодунов, либо в сборной ( Викулов - Мальцев - Харламов играли вместе на чемпионате мира в Праге весною 1972 года). Почти то же можно сказать и о 7 защитниках из 9.

Совершенно иной была ситуация в Северной Америке.

…В КАНАДЕ – СПОРЫ

Главный тренер канадской команды Гарри Синден и его помошник Джон Фергюсон пригласили 35 хоккеистов: вратарей Тони Эспозито ( "Чикаго"), Кена Драйдена ( "Монреаль") , Эда Джонстона ("Бостон"); защитников Бреда Парка, Рода Силинга ( оба - "Нью-Йорк Рейнджерс"), Ги Лапойнта, Сержа Савара ( оба - "Монреаль"), Гарри Бергмана ("Детройт"), Дона Оури ("Бостон"), Пэта Степлтона, Билла Уайта (оба - "Чикаго"), Брайена Гленни ("Торонто"), Джоселина Говремона, Дейла Таллона ( оба - "Ванкувер"), Бобби Орра ("Бостон"); форвардов Фила Эспозито, Уэйна Кэшмена ( оба - "Бостон"), Стена Микиту, Денниса Халла (оба - "Чикаго"), Жильбера Перро, Ричарда Мартина( оба - "Баффало"), Марселя Дионна, Реда Беренсона, Майка Редмонда ( все -"Детройт"), Жана Рателля, Вика Хэдфилда, Рода Джильберта (все - "Нью-Йорк Рейнджерс"), Бобби Кларка ("Филадельфия"),Фрэнка и Питера Маховличей, Айвена Курнуайе (все - "Монреаль"), Жан-Поля Паризе, Билла Голдсуорси (оба - "Миннесота"), Пола Хендерсона, Рона Эллиса (оба - "Торонто").

Из 14 клубов, выступавших в сезоне 1971/72 годов в НХЛ, в канадской сборной были представлены 10: 6 хоккеистов - из "Монреаль Канадиенс", по 5 - из "Бостон Брюинз", "Нью-Йорк Рейнджерс", "Чикаго Блэк Хоукс", 4 - из "Детройт Ред Уингз", 3 - из "Торонто Мейпл Ливз", по 2 - из "Ванкувер Кэнакс", "Баффало Сейбрз", "Миннесота Норд Старз", 1 - из "Филидельфия Флайерз".

Впрочем, представительство "Бостона" в сборной сразу следует сократить на одну единицу. Хотя словосочетание "единица" и "Бобби Орр", конечно же, режет слух. Ибо Орр одна из самых ярких фигур в НХЛ за всю историю лиги. Но...

Весною 1972 года Бобби Орр и Фил Эспозито принесли "Бостон Брюинз" второй Кубок Стэнли за последние три года. Три года подряд форвард Эспозито и защитник Орр, меняясь местами, занимали первые две строчки в списке лучших бомбардиров регулярного сезона по системе "гол+пас". Однако именно в конце сезона 1971/72 годов Бобби Орр получил серьезную травму колена, которая и в августе оставалась недолеченной.

Тренер канадской сборной и "Бостон Брюинз" Гарри Синден сначала надеялся, что Орр будет в строю к четвертому матчу Серии. Потом - к играм в Москве. Но строгие эскулапы поставили крест на всех надеждах тренера...

Впрочем, всех остальных из тех, кого хотели получить Синден и Фергюсон, они получили. Однако из 20 форвардов только Джильберт, Рателль и Хэдфилд из "Рейнджерс" составляли готовую тройку. Другие же звенья в середине августа существовали только на бумаге.

Ближе ко 2-му сентября, когда в Монреале должна была стартовать Суперсерия, у Синдена появилось еще несколько вариантов атакующих звеньев. В одной тройке были собраны звезды: центрфорвард Эспозито ( 66 шайб в последнем регулярном чемпионате) и крайние нападающие из "Монреаля" Курнуайе ( 47 шайб) с Фрэнком Маховличем ( 43 шайбы). Другим вариантом предусматривалось присоединение к Эспозито двух крайних Кэшмена и Паризе - "рабочих лошадок" по российской терминологии или "солдат" по канадской. В центре с сыгранной парой краев из "Торонто" Эллисом и Хендерсоном пробовался единственный представитель "Филадельфии" Кларк. Проба была признана удачной. Естественно, Синден должен был найти место для такой, пусть уже сходящей, звезды, как Стэн Микита. И этому не только отличному бомбардиру, но и не менее яркому дирижеру была отведена "запасная" позиция в центре звездной тройки - на случай перемещения Эспозито к "рабочим лошадкам". Четырех троек, включая нападающих из "Рейнджерс ", по канадским понятиям, было вполне достаточно - поскольку канадцы в матчах своего чемпионата и Кубка Стэнли активно используют 9-10 форвардов, тасуя составы троек в зависимости от ситуации в игре.

Еще проще тренеры решили проблему защитников. И 30 лет спустя клубы НХЛ львиную долю игрового времени в матче отдают 4-5 защитникам. О игре пятерками, как у сборной СССР или нынешней сборной России, у них и по сей день речь не заходит. Поэтому Синден отдал предпочтение 8 защитникам (Парку, Лапойнту, Савару, Стэплтону, Уайту, Бергману, Силингу и Оури) из 11 приглашенных. Бобби Орр "добро" от врачей так и не получил.

Вот такой подошла сборная Канады к началу Серии-72, которая начиналась 2-го сентября в знаменитом монреальском "Форуме".

НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

...Сборная СССР прилетела в Монреаль 30 августа, а утром следующего дня хоккеисты вышли на лед "Арены", тренировочного катка "Канадиенс". Причем тренировка проходила при закрытых дверях. Когда же 1-го сентября канадцы прилетели в Монреаль и посетили очередную тренировку советской команды уже в монреальском "Форуме", то стали жертвами мистификации, а точнее - военной хитрости. Русские нападающие на тренировке в "Форуме" - вспоминал потом Драйден - казалось, во время броска не умеют правильно распределять вес тела. Защитники, большие и неуклюжие, чуть не падали, пытаясь резко изменить направление движения ...

Потом, уже вечером 2-го сентября, канадцы признают, что тренеры и игроки советской команды дурачили их в монреальском "Форуме". Но претензий, естественно, не предьявили - "на войне, как на войне". Первый раунд психологической войны остался за сборной СССР.

2-го сентября к 19.00 монреальский "Форум" был переполнен. Дабы присутствовать при триумфе канадской сборной, прибыл премьер-министр Трюдо. Он-то и произвел символическое вбрасывание. А через 30 секунд после того, как шайба была введена в игру арбитрами, Фил Эспозито после добивания открыл счет. И описать, что творилось в это время в "Форуме", просто невозможно.

Еще через 6 минут, казалось, стены "Форума" рухнут - Кларк выиграл вбрасывание, отбросил шайбу Хендерсону, на мгновенный бросок которого Третьяк даже не успел среагировать - 2:0. Обе шайбы были заброшены в типично канадском стиле: Эспозито выиграл борьбу на "пятачке", Хендерсон озадачил оборону и голкипера советской команды неожиданным кистевым броском.

Чем обьяснить столь неудачное для сборной СССР начало? Пожалуй, в первую очередь нервами. Позже наши игроки мне рассказывали, что мало кто из них нормально спал ночью накануне первого матча. Плюс непривычно пышная и затянувшаяся церемония открытия - все это не могло не сказаться.

Команды проводили первый матч Серии-72 в таких составах.

Канада: Драйден; Парк - Бергман, Оури - Силинг, Лапойнт; Курнуайе- Эспозито - Ф.Маховлич, Джильберт - Рателль - Хэдфилд, Эллис - Кларк - Хендерсон, П. Маховлич, Беренсон, Рэдмонд. В качестве запасного вртаря в стартовом пресс-релизе был представлен Тони Эспозито. С любопытным примечанием: возможно, каждый из голкиперов проведет по половине игры ( как, например, в матчах "Всех звезд" НХЛ - Д.Р.).

СССР: Третьяк; Рагулин - Цыганков, Кузькин - Гусев, Ляпкин - Паладьев, Лутченко; Викулов - Мальцев - Харламов, Зимин - Шадрин - Якушев, Михайлов - Петров - Блинов, Мишаков.

ЛИСТЬЯ ПАДАЮТ С КЛЕНА

Уверен, при счете 0:2 на 7-й минуте любая европейская сборная капитулировала бы. Любая - кроме русской. Терять нашим хоккеистам было нечего и они обрели спокойствие. Повели свою - быструю и комбинационную - игру. На 12-й минуте Якушев после передачи Шадрина оказался в выгодной для броска позиции. Броска - по всем канонам канадского хоккея - ожидал и Драйден. Но Якушев мгновенно переадресовал шайбу открывшемуся у дальней штанги Зимину и тот тут же переправил ее в практически пустые ворота - 2:1.

...Евгений Зимин, открывший счет голов сборной СССР в Серии-72, - фигура не слишком знакомая канадцам. И внешне не слишком приметная - нынешние скауты, наверняка, не обратили бы на него внимания, поскольку Евгений никак до 183 см ( 6 футов) не дотягивал. Но канадцы-любители на чемпионатах мира 1968 и 1969 годов Зимина, убежден, долго помнили. Этого чрезвычайно быстрого нападающего поймать на силовой прием было почти невозможно. От опеки защитников он уходил, когда хотел. И бросал всегда неожиданно, без подготовки, точно. Немудрено, что в конце 60-х в "Спартаке" и в сборной он играл вместе с такими асами, как Борис Майоров и Вячеслав Старшинов.

Увы, в Серии-72 Фортуна сначала улыбнулась 25-летнему Зимину - в Монреале он забросил две шайбы, а затем повернулась спиной - матч в Торонто из-за травмы стал для Евгения последним не только в Серии, но и в сборной СССР.

Однако вернемся к монреальской встрече.

На 18-й минуте на скамейку штрафников отправился Рагулин. Пока канадские форварды располагались перед воротами Третьяка, их защитники неспешно передают шайбу друг другу поперек площадки у синей линии. Наказание следует незамедлительно. Михайлов - а для него подобные передачи соперника традиционно лакомая добыча - через 9 секунд после удаления Рагулина перехватывает шайбу, уносится к воротам Драйдена вместе с Петровым. Бросок Михайлова вратарь, правда, успевает парировать, но Петров преуспевает в добивании - 2:2.

Второй период начинается совершенно иначе, нежели первый. Ни о каком преимуществе канадцев уже речи нет. И хотя Фрэнк Маховлич, Род Джильберт получают шансы забросить шайбу, Владислав Третьяк, играючи, расправляется с этими форвардами-звездами. Забегая вперед скажу, что Маховлич-старший не только в этом матче, но и в последующих "ключика" к Третьяку не подобрал. Чего не скажешь о Валерии Харламове, то и дело ставившим в тупик Кена Драйдена.

Шла 23-я минута игры. Получив шайбу от Мальцева, Харламов ушел за счет гигантского преимущества в скорости от Джильберта, финтом обыграл медлительного Оури и бросил без всякой подготовки. Не ожидал этого Драйден - шайба проскользнула в ворота между коньками голкипера. Так сборная СССР вышла вперед - 3:2. А еще через 8 минут на табло в "Форуме" появляется строчка—копия предыдущей: с подачи Мальцева шайбу снова забросил Харламов.

Впрочем, копией была не только строчка, но и сам гол. Доказательством тому - цитата из все той же книги Кена Драйдена.

" В середине игры Харламов с Мальцевым опять врываются по центру в нашу зону. Харламов начинает обходить одного из защитников. Неожиданно, НЕ ЗАКОНЧИВ ОБВОДКИ ( выделено мною -Д.Р.), он бросает шайбу. Я среагировал слишком поздно, и шайба мимо моей перчатки влетает в сетку ворот. Русские ведут 4:2."

...В третьем периоде нечего было терять уже канадцам. Но, как говорится в одной из песен Владимира Высоцкого "воля - волей, если сил невпроворот". Сил же для штурма у канадцев - за исключением звена Кларка - не осталось. И хотя Кларк с помощью Эллиса и Хендерсона сократил разрыв (3:4), последние 7 минут игра шла в одни ворота - в канадские. Михайлов, Зимин и Якушев довели счет первого матча Серии-72 до разгромного - 7:3.

КАНАДА В ТРАУРЕ

Вечером 2-го сентября Канады была в трауре. Большинство же советских поклонников хоккея в это время находилось в неведении. Дело в том, что матч в Монреале начался - по московскому времени - в 4 часа ночи. Прямая трансляция на СССР не велась, а показ видеозаписи должен был начаться вечером 3-го. Смотреть игру, зная ее окончательный результат, естественно, не самое приятное дело. А поскольку к числу поклонников хоккея и сборной СССР относилось и все высшее руководство государства, включая Генсека Леонида Брежнева, все средства массовой информации страны получили из Дома со Старой площади строжайшее указание не публиковать счет первого матча Канада - СССР до окончания трансляции видеозаписи. Понятно, наиболее рьяные болельщики звонили в редакции и на телевидение еще с утра, вслушивались в забиваемый, как обычно, радиопомехами "Голос Америки" и некоторые начинали праздничное застолье еще утром. Но остальные отмечали победу в "Форуме", когда за океаном хоккеисты и тренеры сборной Канады после бессонной ночи все еще ломали голову над тем, как подобное могло случиться?

Канадские журналисты, выливая на газетные полосы все свои отрицательные эмоции, писали о "хоккейном унижении". В торонтской "Стар" говорилось следующее: "Дебютируя в хоккее мирового масштаба, наши изнеженные любимчики профессионалы действовали так, будто их только что познакомили друг с другом..." Хотя кому, как не североамериканской прессе было знать, что 35 классных игроков не превращаются в команду по мановению волшебной палочки. Добавьте к этому шапкозакидательскую атмосферу, которую до матча в Монреале усиленно нагнетала сама заокеанская пресса, и о психологической подоплеке неудачи сборной Канады можно больше не говорить. Тем более, что чисто хоккейные обьяснения лежат на поверхности.

Физически канадцы, особенно - защитники, были готовы к Серии, куда хуже, чем советские хоккеисты. Кен Драйден в сравнении с Владиславом Третьяком выглядел любителем - две-три шайбы, пропущенные Кеном в "Форуме", к разряду "неберущихся" никак не отнесешь. Защитники Оури и Силинг после быстрых, в одно касание, передач советских форвардов, не знали, куда бежать. Канадские же форварды были хороши разве что для традиционных матчей "Олл старз". Но в игре против сборной СССР, отлично, по отлаженной годами системе подготовившейся к Серии, сольные номера чаще всего пользы принести не могли. Не случайно, у канадцев лучшей в Монреале стала тройка Эллис - Кларк - Хендерсон, в которой края из "Торонто" понимали друг друга с полуслова, а центрфорвард Кларк вписался в их ансамбль, так сказать, с хода. Что же касается тройки из "Нью-Йорк Рейнджерс" с Рателллем в центре, то...

Готовясь в 1972 году писать о Серии, я с удивлением узнал, что в последнем регулярном сезоне тройкой №1 в НХЛ было именно звено Рателля. Североамериканские журналисты, характеризуя эту тройку, почеркивали комбинационный стиль...обилие быстрых и неожиданных для соперника передач...отнюдь не бездумные броски.Но в сентябре 1972 года Рателль и Ко физически были не готовы к быстрой комбинационной игре, а их атаки на малых скоростях загадок перед обороной сборной СССР не ставили. В итоге на 2-й матч Серии, в Торонто, Гарри Синден отправил на галерею прессы ( там, к моему удивлению, по традиции НХЛ располагались во время игр те, кто не попал в состав -Д.Р.) всю тройку "Рейнджерс". Где к ним присоединилось еще пять человек из монреальского состава сборной Канады, включая Кена Драйдена.

В ТОРОНТО

В ворота сборной Канады встал Тони Эспозито. В составе появилось уже шесть защитников: к оставшимся после монреальского фиаско Парку и Бергману была добавлена пара из "Чикаго" - Степлтон и Уайт, Лапойнт же стал появляться на льду "Мейпл Лиф Гарден" вместе с одноклубником из "Монреаля" Саваром.

В нападении к Филу Эспозито были приставлены "рабочие лошадки" Кэшмен и Паризе, а Микита занял место Эспозито в центре троки звезд. Естественно, сохранило место в составе звено Кларка. Да появилось еще двое новых нападающих - Пит Маховлич и Голдсуорси.

Произвели небольшие изменения в составе и Бобров с Кулагиным. Ветеран сборной СССР Старшинов заменил Викулова и занял место в центре звена - между Мальцевым и Харламовым. К Петрову и Михайлову перешел Мишаков, а в качестве десятого форварда появился молодой Анисин. Линия обороны после Монреаля, естественно, изменений не претерпела.

Канадцы начали матч на льду "Мепл Лиф Гарден" осторожно. Защитники действовали строго позиционно - никаких авантюрных подключений в атаку, никаких поперечных передач, за которые советские нападающие столько раз их наказывали в "Форуме". Нападающие сборной Канады тоже не задерживались в средней зоне, быстренько отправляли шайбу к воротам Третьяка и - марш, марш вперед!

Внешне эта игра хозяев выглядела довольно примитивной, точнее. Но, как ни странно, отказавшись от хоккейных изысков в стиле матчей "Олл старз", канадцы в Торонто преуспели. Особенно отнюдь не звезные Кэшмен и Паризе, постоянно выигрывавшие борьбу в углах и кормившие передачами своего центра Эспозито, окупировавшего зону перед воротами Третьяка, как это делают центровые в баскетболе. Правда, плоды эта игра канадцам долго не приносила - выручал Третьяк. Однако в середине второго периода, на 28-й минуте, Фил Эспозито мгновенным броском с хода, со своей любимой точки в 6-7 метрах перед воротами, открыл счет. Поднес же ему снаряд-шайбу, разумеется, Кэшмен. На чем события второй двадцатиминутки и завершились. В начале третьего периода канадцы (Курнуайе) впервые в Серии реализовали численное преимущество - 2:0. И хотя Якушев - тоже при игре в большинстве - сократил разрыв, менее, чем через минуту, заставил меня вспомнить о себе Пит Маховлич.

Я уже рассказывал о своей беседе с нашими тренерами-разведчиками, в ходе которой шла речь о Пите Маховличе. О его руках -рычагах, мощи, броске. И глядя на то, что произошло на льду "Торонто Мейпл Лиф" на 47-й минуте игры, я вспомнил предостережения Чернышева и Кулагина.

...Около 30 секунд отыграли канадцы в меньшинстве. Оборонялись, не думая, казалось бы, об атаке. Однако, когда Фил Эспозито перехватил шайбу, по центру вперед помчался Пит Маховлич. Эта махина (195 см роста) уже набрала скорость локомотива экспресса, когда точно на крюк ему легла шайба, посланная Эспозито.

Защитники сборной СССР - насколько я помню, это были Ляпкин с Паладьевым, не особенно сильные в силовой борьбе - пытались остановить Маховлича-младшего клюшками. Но - попробуйте так остановить набравший скорость экспресс!

Ушел от них Пит. Серией финтов выманил из ворот Третьяка и этак небрежно - мол, полюбуйтесь, каков я, переправил шайбу в сетку. Зрелище впечатляло. Как и зрелище еще одного гола, забитого через 2 минуты Маховличем-старшим.

Впрочем, феерия эта была, как выяснилось впоследствии, эпизодом. И только эпизодом - в Серии-72 больше ни Пит ( сыграл 7 матчей), ни Фрэнк ( 6 матчей) шайб не забрасывали. Да и вообще в канадской части Серии матч на льду "Мейпл Лиф" был наиболее удачным для канадцев. Может быть потому,что его лед на протяжении многих лет был несчастливым, как для советских клубов, так и для сборной СССР. И перед тем, кто сумеет внятно обьяснить мне причину этого, я сниму шляпу.

…И ВИННИПЕГЕ

Состав команды- победительницы тренеры не меняют. Это едва ли не закон в игровых видах спорта. Синден с Фергюсоном ему последовали. Только центрфорвард Рателль, заменивший Голдсуорси, вернулся в состав сборной Канады перед матчем №3 в Виннипеге. В команде же гостей замен, естественно, было побольше.

Защитников Рагулина, Ляпкина и Паладьева сменила пара Васильев - Шаталов (Бобров и Кулагин решили ограничиться шестью игроками обороны, увеличив число форвардов до одиннадцати ). Старшинова же и получившего травму Зимина заменили Лебедев и Бодунов, к которым присоединился Солодухин, уже игравший с Шадриным и Якушевым на чемпионате мира в Праге весною 1972 года.

Поначалу матч на виннипегской "Арене" складывался так же, как в Торонто. Опять наибольшее количество проблем возникало перед обороной сборной СССР при появлении тройки Кэшмен - Эспозито - Паризе. Паризе открыл счет, а Эспозито после передач все тех же Паризе и Кэшмена довел его до 3:1 в пользу канадцев ( после гола Паризе Петров в меньшинстве уравнял шансы, а Рателль в конце первого периода вновь вывел сборную Канады вперед - 2:1).

На 31-й минуте игры гости вновь остались в меньшинстве - за подножку был удален Лебедев. Канадцы почти две минуты безуспешно вели осаду ворот Третьяка, а затем...

Обычно обороняющиеся в меньшинстве располагаются глубоко в своей зоне, не помышляя об атаке. Иное дело - ЦСКА. Армейцы настолько верят в Третьяка, что один из форвардов выдвигается вперед, чтобы в случае перехвата шайбы его партнерами умчатся в прорыв. В Монреале подобный гол забил Михайлов. В первом периоде виннипегского матча - Петров. А на 33-й минуте этой же встречи -Харламов: шайба после точной длинной передачи защитника Цыганкова догнала Валерия уже в средней зоне и выход один на один с голкипером Тони Эспозито Харламов завершил безупречно. Разрыв в счете сократился - 2:3.

Правда, это была последняя шайба, заброшенная в Серии-72 в меньшинстве сборной СССР. Канадцы и в этом аспекте игры доказали, что в умении извлекать уроки из неудач им равных нет.

На 34-й минуте Хендерсон в падении восстановил разрыв в две шайбы - 4:2. Но затем Гарри Синден должен был рвать на себе волосы.

Появление в составе сборной СССР на льду "Арены" в Виннипеге трио Лебедев Анисин - Бодунов вызвало в немало вопросов. Все трое - 1951 года рождения. Все трое еще недавно играли в молодежной команде ЦСКА, но будучи невостребованными Анатолием Тарасовым, перешли в "Крылья Советов". В сборную, как тройка, приглашений до осени 1972 не получали. И вдруг они - в составе. Да еще против многоопытных профессионалов. "А мы хотим, чтобы они поучились..." - парировал тогда все вопросы Всеволод Бобров.

Естественно, в предматчевой установке Гарри Синдена речи о молодой троице из "Крыльев Советов"быть не могло - хватало обсуждения проблем нейтрализации звеньев Мальцева и Шадрина. Но молодое трио сборной СССР в конце второго периода начало атаковать столь быстро и нестандартно, что сначала защитники команды Канады упустили Лебедева ( счет на 35-й минуте стал 4:3), а на 39-й Тони Эспозито ничего не мог поделать с Бодуновым (4:4 ).

Героями последней двадцатиминутки стали вратари. За 13 секунд до финальной сирены Тони Эспозито спас канадцев после броска Мальцева. Третьяк же, парировавший за игру 38 бросков, все же сумел-таки под занавес переиграть Хендерсона - бросок последнего метров с трех был из числа неберущихся.

Ничья четыре-четыре - в чью пользу? При всей абсурдности этого вопроса с точки зрения семантики, она, по-моему, все же была в пользу советской команды. Дважды с разрывом в две шайбы проигрывать профессионалам и тем не менее свести матч вничью - это ли не победа?!

ВНИМАНИЕ – ХАРЛАМОВ!

... О многих хоккеистах сборной СССР писала в те дни североамериканская пресса. Но одному уделялось особое внимание. Может быть, потому, что Валерий Харламов за бортом площадки, рядом с атлетическими любимцами канадцев не смотрелся. За бортом площадки, но - не на льду.

Когда Валерий, словно шутя, проходил сквозь строй асов обороны НХЛ, когда он забрасывал Кену Драйдену шайбы, после которых тому только оставалось посыпать голову пеплом, все это можно было по-тренерски оценить, как результат сложения трех харламовских скоростей - скорости бега, скорости мышления, скорости владения клюшкой. ( Интересно, что у других, даже выдающихся обычно превалирует лишь какая-либо одна скорость из этих трех.) Зрители же, не склонные к столь научным восприятиям, видели в игре Валерия чудо. Настоящее хоккейное чудо.

В старинной русской песне поется: Судьба играет человеком, она коварна и слепа, То вознесет его высоко, то оземь бросит без труда.

Вот и Валерия Харламова, суперзвезду и любимца истинных поклонников хоккея во всем мире, ИИХФ признала лучшим форвардом лишь раз, на чемпионате мира 1976 года. В "Зале хоккейной славы" в Торонто в 1997 году я тщетно искал хотя бы портрет Харламова. Знаю, сам бы Валерий только посмеялся бы, прочитав эти мои строки. Да только нет его уже давно.

Большую часть своей хоккейной жизни в ЦСКА и в сборной СССР Харламов провел в одном звене с Борисом Михайловым и Владимиром Петровым. Бесспорно, эта тройка стала одной из сильнейших с мире уже вскоре после дебюта на чемпионате мира в Стокгольме в 1969 году. Но сезон 1971/72 годов Валерий провел и в клубе, и в сборной с другими партнерами. Причем в Серии-72 особо яркое впечатление оставляла связка Харламов - Мальцев.

Если и сегодня в Канаде, назвав фамилию "Харламов", добавлять больше ничего не нужно, то Александр Мальцев североамериканцам, мо-моему, куда менее известен. Знают, пожалуй, за океаном, что Мальцев один из лучших форвардов третьего, как и Харламов, поколения советского хоккея. И не более того. Ведь канадские журналисты, освещавшие Суперсерию, собым вниманием Александра не баловали.

Однако недавно в разговорес главным редактором ВХ Леонидом Рейзером я узнал, что Гарри Синден в интервью с ним назвал Мальцева одним из лучших в Суперсерии. И тут же нашел в старом блокноте, что писал о Мальцеве другой тренер- Всеволод Бобров:

"Некоторые наши журналисты считали, что Мальцев слишком часто берет игру на себя. Но это не недостаток. В этом стремлении вперед, в этой поразительной быстроте движения и мысли, в этом непревзойденном искусстве обойти любого защитника - его и наша сила. Я считаю Сашу одним из самых красивых и эффективных нападающих. Да и когда еще бывало, чтобы совсем новичок, игрок, второй раз участвующий в чемпионате мира ( речь идет о 1970 годе), был провоглашен лучшим нападающим любительского хоккея. ( Напомню, правда, что в 1954 году новичок по фамилии Бобров, ВПЕРВЫЕ приехавший на чемпионат мира, был удостоен того же титула. - Д.Р.)

...Мальцев действительно часто идет вперед сам, проскакивает сквозь строй защитников, не боясь ни столкновений, ни ударов, ни боли. Но он точно знает и то, когда надо играть самому, а когда отдать пас. И Саша умеет отдать шайбу так мягко, точно и скрытно, что партнеру остается только забить. Я люблю Мальцева, люблю этого спортсмена, вижу в нем что-то от своей молодости, от самого себя и потому так восторженно пишу о нем."

Мальцев вполне оправдал отзыв Боброва. Самым же счастливым для Мальцева стал сезон 1971/72 годов - единственный, когда ему довелось играть в сборной в одном звене со своим другом Валерием Харламовым и получить, вместе с Харламовым же, звание лучшего игрока СССР...

В первых трех матчах Серии-72 Харламов забросил три шайбы и дважды ему ассистировал Мальцев. Немудрено, что они появились на льду и в Ванкувере, где завершалась заокеанская часть встреч сборных Канады и СССР.

УСПЕШНЫЙ ИТОГ

Поскольку тренеры советской команды были довольны итогом матча в Виннипеге, изменения в составе были минимальны - вернулись получившие передышку защитники Рагулин и Паладьев, а также форварды Викулов и Блинов. Гарри Синден же поменял аж восемь игроков из виннипегского варианта. Причем таких, как Курнуайе, Микита, Кэшмен, Паризе, Савар. Возможно, это был вынужденный - как в случае с Саваром, получившим травму колена - шаг. Однако было и еще кое что. Пошли слухи, что настроения игроков, не выходивших на лед ни в одной встрече (Перро, Халл) или имевших очень мало игрового времени ( Джильберт, Хэдфилд, Голдсуорси) могут привести к расколу. Но так или иначе, большинство замен пользы канадской команде не принесли. В том числе и возвращение Кена Драйдена, сменившего в воротах Тони Эспозито.

Уже через 8 минут сборная СССР вела 2:0. Михайлов после передач Петрова и защитника Лутченко дважды - на 2-й и 8-й минутах переправлял, классически реализуя большинство, шайбу в ворота Драйдена. Оба раза на скамейке штрафников находился Голдсуорси.

Сольный номер Перро на 26-й минуте позволил канадцам сократить разрыв. Но менее чем через минуту вновь отличилось звено Петрова - на этот раз Драйдена огорчил Блинов. 3:1. А вскоре Мальцев с Харламовым организовали гол для своего партнера по тройке Викулова - 4:1

В последней двадцатиминутке отметилось и звено Шадрина - центрфорвард завершил атаку, начатую защитником Васильевым и Якушевым. И подсластить пилюлю канадцам сумел только Фил Эспозито, сначала выведший на позицию для точного броска Годсуорси, а за 22 секунды до финальной сирены - Халла.

5:3 победили гости. И если учесть, что вновь Третьяк был куда сильнее Драйдена, что трем атакующим звеньям советской команды мог хоть что-то противопоставить только Фил Эспозито со своими новыми краями, счет был по игре.

Две победы при одном поражении и одной ничьей - таким итогом канадской части Серии-72 Всеволод Бобров и Борис Кулагин могли гордиться. Поскольку в сборной СССР они были тренерами-новичками - Бобров заступил на этот пост в марте, а Кулагин присоединился к нему в мае 1972 года.

...Бобров-игрок - это человек-легенда. Бобров-тренер - это, за пределами нашей страны, человек-загадка. Попробую приоткрыть завесу.

Бобров- игрок большую часть своей жизни разрывался между футболом и хоккем - творил чудеса и на травяных газонах, и на ледовых площадках. На стезю хоккейного тренера стал, уже будучи 42-летним - возглавил московский "Спартак" в 1964 году, когда там блистали братья Майоровы и Старшинов. Но и эти куда более молодые асы могли поучиться у Всеволода Боброва и меткости броска, и нестандартным приемам обводки.

"Делай, как я!" - таков был принцип Боброва-тренера. И это естественно. Едва ли не вечный антагонист Боброва Анатолий Тарасов, будучи хоккеистом хорошим, но не более, вынужден был анализировать, продумывать почти каждый свой шаг на льду. Всеволод же, как почти любой Талант, творил свои чудеса на льду интутивно. И показать для него было куда проще и доходчивее, чем обьяснять. Тем более, что Бобров вообще не любил канцелярской писанины, обязательной многостраничной отчетности, которую требовали от клубных тренеров в те годы руководители Федерации хоккея СССР.

Необычными были и взаимотношения тренера Боброва со своими подопечными-спартаковами. Он был для них по сути дела отцом. Порой - строгим. Но куда чаще - снисходительным, человечным, что многие и по сей день относят к тренерским недостаткам. Впрочем, авторитет Боброва был настолько непререкаем, что отправь он своих спартаковцев в огонь, те пошли бы.

На третьем году своего тренерства Бобров и "Спартак" совершили почти по тем временам невозможное. Они стали чемпионами СССР 1967 года, опередив тарасовский ЦСКА. После чего Бобров опять ушел в сферу футбола с тем, чтобы вернуться в хоккей - и сразу в сборную - через пять лет.

Иным был путь к сборной СССР у Бориса Кулагина. У него на счету, как у игрока, было всего 15 матчей за команду ВВС в конце 40-х годов. А в начале 60-х он стал на десять лет помошником Анатолия Тарасова в ЦСКА. Учеником Кулагин был прилежным - иначе никогда бы не удержался столько лет рядом с требовательным Анатолием Владимировичем. Когда же в сезоне 1971/72 годов Борис Кулагин сначала возглавил московский клуб "Крылья Советов", а позже присоединился в качестве ассистента к Боброву в сборной, тарасовские уроки анализа, построения тренирок очень ему пригодились. Тем более, что в отношении к игрокам у Боброва и Кулагина было много общего. Борис Кулагин был внимателен к самым разным сторонам жизни хоккеистов. Находил ключик почти к каждому - играл на самолюбии одного, поддерживал добрым словом другого, третьего мог и"подхлестнуть кнутом".

"...Трезвый анализ тренировок сборной Канады-72 - утверждал после канадской части Суперсерии Кулагин - подсказывал, что не так страшен черт, как его малюют. Уровень физической подготовки канадцев наводил на мысль, что три периода в нашем темпе - если мы, конечно, сумеем его навязать - они выдержать не должны...

Канадцев поставил в тупик наш быстрый первый пас. Защитники сразу же отдавали шайбу форвардам, как только те набирали скорость. И хотя канадцы вовсю применяли силовые приемы, они припечатывали к борту, как правило, игрока, уже успевшего отдать шайбу...

Однако, в сборной Канады собраны игроки высокого класса. А там, где середняк расшибает лоб о стену, ас находит обходной путь. И канадцы перед встречами в Москве эти пути, наверняка, ищут..."

Перерыв в Серии-72 между матчами в Канаде и встречами в Москве составлял две недели. Советские хоккеисты продолжали тренироваться дома. Сборная Канады в полном составе (35 хоккеистов) отправилась в Стокгольм привыкать к европейским площадкам в местном "Юханнесхофе". Команда Кленового листа сыграла со шведами 4:1 и 4:4. Гарри Синден окончательно потерял надежду вырвать из рук эскулапов Бобби Орра - ему запретили выступать даже в тренировочных играх. Появились и первые "дезертиры": Джоселин Говремон, Вик Хэдфилд и Рик Мартин улетели домой. (Попробовал бы кто-нибудь из наших хоккеистов выкинуть такой номер - моментально получил бы пожизненную дисквалификацию).

20 сентября хоккеисты сборной Канады прибыли в Москву. Ажиотаж перед этими встречами сборных СССР и Канады можно сравнить разве что с предвкушением матча футбольной сборной Бразилии с советской командой. Разница была лишь в том, что победы над командой великого Пеле не ожидал и не требовал у нас никто. Стрелка же барометра настроений советских поклонников хоккея в начале сентября повернулась на 180 градусов. Бывшие пессимисты превратились в сверхоптимистов, поскольку для победы в Серии-72 сборной СССР было достаточно в четырех московских встречах набрать всего три очка.

УБЛАЖИЛИ БРЕЖНЕВА

22 сентября во Дворце спорта в Лужниках яблоку было негде упасть. В правительственной ложе расположился давно благоволивший к хоккею генсек Брежнев с ближайшими соратниками. Большую часть мест во Дворце заполняла чиновничья госэлита. Ибо не побывать в этой ситуации на хоккее значило расписаться в своей неполноценности. Лишь раскованность трех тысяч прибывших канадских болельщиков в какой-то степени разряжала чопорную атмосферу предстартовых минут.

Синден, как видите, тоже не увекался на этот раз заменами. Недолеченная травма колена Савара заставила тренера вернуть Силинга в качестве шестого защитника - о пяти защитниках против сборной СССР после Монреаля речь не заходила. Равно как и о возвращении после Монреаля и Ванкувера в состав Кена Драйдена.

Канадцы, как и предсказывал Кулагин, извлекли уроки из предыдущих встреч. Защитники избегали риска и вели строго позиционную игру. Форварды же и после потери шайбы в зоне сборной СССР не откатывались назад, а продолжали жесткую силовую борьбу. В итоге «первый пас» у советской команды то и дело получался с браком Особенно активен впереди был Род Джильберт, отсидевший половину канадской части Серии на скамейке для прессы. Он-то на 16-й минуте и вернул потерянную было шайбу, выложил ее набравшему скорость Перро, который, уйдя от Рагулина, сделал выверенный пас Паризе. Канадцы повели 1:0.

В том же ключе проходила и вторая двадцатиминутка. Причем Кларк и Хендерсон еще раз доказали, что ни наша оборона, ни Третьяк ответа на их загадки найти не могут. На 23-й минуте Хендерсон нашел пасом ушедшего от опеки Кларка, а тот вместо ожидаемого Третьяком броска сблизился с вратарем вплотную и протолкнул шайбу между ног. В середине периода уже Кларк начал атаку, а Хендерсон преуспел в добивании. 3:0. Более чем солидное преимущество!

Но, как выяснилось, не зря говорил Кулагин, что профессионалов не хватает на три активных периода. И действительно, эффективность форчекинга сборной Канады резко упала. Зато у защитников сборной СССР руки оказались развязаны. И «первый пас» пошел. И возможности для подключения в атаки появились.

Первым этим воспользовался опытный защитник Кузькин - он начал атаку, которую завершил Блинов. 3:1. И хотя Хендерсон с Кларком - вновь этот дуэт! - вскоре восстановили разрыв (4:1), с середины последнего периода канадцы были вынуждены уйти в глухую оборону.

Концовка матча в Москве напоминала финал встречи в Монреале: быстрым комбинационным атакам советской команды гости не могли ничего противопоставить, и за 11 последних минут четыре шайбы влетели в ворота Эспозито. На 50-й минуте Анисин (по ходу матча он был переброшен в тройку Шадрина) подправил шайбу после броска защитника Ляпкина. 4:2. Через 8 секунд (!) Анисин уже фигурировал в качестве ассистента - гол забил Шадрин. 4:3. Довершили же дело Мальцев и Ко. Сначала защитник Гусев завершил атаку, начатую Харламовым, - 4:4, а затем Викулов, красиво выиграв единоборство в углу канадской зоны, вышел один на один с Тони Эспозито и спокойно переиграл голкипера - 5:4 не в пользу сборной Кленового листа. Тогда-то у моего коллеги по "Советскому спорту" Валентина Павлова и родилась идея заголовка к отчету "Листья падают с клена".

Остается добавить, что в последние критические 11 минут спор между вратарями опять выиграл Владислав Третьяк. Тони не выручил команду. Тогда как Владислав не позволил опытнейшему Курнуайе реализовать два выхода один на один.

КАНАДСКИЙ «ЗАМОК»

Перед вторым матчем московской части Серии-72 атмосфера в обоих лагерях повторяла предстартовую монреальскую. Правда, с точностью наоборот. Теперь уже поклонники сборной СССР требовали от своих любимцев победы во всех четырех матчах в Лужниках. Уже и некоторые советские хоккеисты начали поглядывать на профессионалов сверху вниз. Тогда как канадцам, припертым к стене, не оставалось ничего иного, как выиграть ВСЕ оставшиеся встречи. Впрочем, центрфорвард из "Баффало" Перро выбрал другой вариант - сыграв только два матча из шести, он решил уйти в сторону и улетел домой.

По сути три последних матча Серии-72 превратились - по крайней мере, по психологическому подтексту - в серии игр плэй-офф Кубка Стэнли, всегда резко отличающиеся от матчей регулярного чемпионата НХЛ. Но если за плечами каждого хоккеиста сборной Канады было по меньшей мере с десяток встреч в Кубке Стэнли, то советские игроки, равно как и остальные европейцы, о плэй-офф в те времена и представления не имели.

Гарри Синден избрал во втором московском матче тактику игры «от обороны». Благо, вернулся в строй после травмы защитник Савар, и у тренеров оказались в распоряжении три пары надежных игроков обороны.

Вот что писал о защитниках НХЛ после Серии-72 Евгений Зимин. «Если мастерство наших и канадских форвардов можно оценить как примерно равное, то в позиционной игре защитников предпочтение нужно отдать энхаэловцам. Обыграть их один на один почти никому из нас не удавалось. За исключением разве что Харламова да Якушева. А уж о коллективной борьбе и говорить нечего. Мы нередко втроем выходили против двух защитников, но куда реже доводили атаку до броска по воротам. Образец защитника высокого класса - Бред Парк...» (Я бы добавил к Парку еще Гарри Бергмана и дуэт Степлтон – Уайт. - Д.Р.).

Весь первый период второго матча во Дворце спорта сборная СССР, в которой вновь появилась тройка Лебедев - Анисин - Бодунов, почти непрерывно атаковала. Более того, в середине двадцатиминутки западногерманские арбитры Йозеф Компалла и Франц Баадер почти шесть минут держали сборную Канады в меньшинстве, но Драйден был непробиваем.

Да, канадские тренеры вновь ввели в основной состав Кена Драйдена. И на этот раз не ошиблись. Правда, на 22-й минуте шайба после броска защитника Ляпкина и рикошета все же оказалась в воротах канадцев, но затем все изменилось.

Есть у канадских профессионалов одна отличительная черта. Они действительно практически никогда не играют на протяжении всего матча в одном темпе. Однако стоит сопернику дрогнуть хоть на мгновение, энхаэловцы не позволяют ему прийти в себя. Во второй московской встрече при счете 0:1 сборной Канады понадобилось только 83 секунды, чтобы трижды пробить Третьяка. На 26-й минуте это сделал Халл, на 27-й - Курнуайе и едва ли не постоянный «обидчик» нашего голкипера Хендерсон. 3:1 повели гости.

О судействе мы подробнее поговорим позже, а сейчас я лишь констатирую факт. Во втором периоде после гола Хендерсона сборная Канады получила 29 минут штрафного времени, сборная СССР – 2 минуты. Хозяева (Якушев) реализовали одно из удалений и ушли на перерыв, проигрывая 2:3.

В последней двадцатиминутке канадцы действовали строго позиционно. И победный для них счет сохранили. Благо, что в меньшинстве играли только раз. И только 2 минуты.

...А теперь вернемся к судейству. Сначала - немного статистики.

В канадской части Серии-72 американские арбитры Лен Ганьон - Горди Ли и Стив Даулинг - Фрэнк Ларсен так наказывали соперников: сборная Канады - 40 штрафных минут, сборная СССР - 33. В Москве Рудольф Батя (ЧССР) - Уве Дальберг (Швеция) и Йозеф Компалла - Франц Баадер (ФРГ) дали хозяевам 51 минуту штрафа, гостям - 107. Комментировать эти цифры, думаю, нет нужды - и так все ясно.

Конечно, арбитры, что в Европе, что в Северной Америке, ошибаются. Кто - чаще, кто - реже. Но среди арбитров, обслуживавших Серию-72, я не могу не выделить Йозефа Компаллу - судью более либерального к хозяевам и более придирчивого к профессионалам, думаю, в те времена найти было невозможно. И осуждая хоккеистов сборной Канады, поколотивших Компаллу в самолете, летевшем после Суперсерии из Москвы в Прагу, я, тем не менее, их понимаю...

После двух матчей в Москве счет в Серии-72 стал +3, -2, =1 в пользу сборной СССР. Причем к третьей встрече тренеры сборной СССР остались без Валерия Харламова - он получил травму в столкновении у борта с Кларком. Сам Валерий мой вопрос, умышленно ударил ли его Кларк, оставил без ответа. Смело могу утверждать только одно. Кларк не гонялся постоянно, как писала советская пресса, за Харламовым, поскольку Валерия персонально опекал Рон Эллис. (Читатели «ВХ» в уже подготовленной к печати исторической хронике о первой в истории серии встреч клубов СССР и НХЛ смогут подробнее познакомиться с «поединком» Харламов – Кларк. - Д.Р. ).

ВКОПАННЫЙ ЭСПОЗИТО

Первый период третьего московского матча у канадцев стал периодом Фила Эспозито. Выходя на лед - а эту возможность канадские тренеры предоставляли ему чаще, чем в предыдущих играх в Лужниках, - Фил занимал позицию на "дальнем пятачке" перед воротами Третьяка. Опекать Эспозито по замыслу советских тренеров должен был Евгений Мишаков. Роль для нападающего из ЦСКА привычная. В традиционно принципиальных матчах ЦСКА – «Спартак» Евгений нередко «приклеивался, как пластырь» к знаменитому центрфорварду первой спартаковской тройки Вячеславу Старшинову и порой выключал того из игры. Однако выключить из игры Эспозито, который в прямом смысле на голову возвышался над Мишаковым и стоял на льду, как вкопанный, Евгений был не в состоянии.

Уже на пятой минуте Фил броском со своей любимой точки открыл счет. В середине периода Александр Якушев, лучший в этом матче форвард сборной СССР, великолепно обыграл Парка и застал врасплох Тони Эспозито (Синден в Москве решил использовать Тони Эспозито и Кена Драйдена поочередно, через игру. - Д.Р.). Вскоре Петров в большинстве вывел сборную СССР вперед -2:1. Однако вскоре Савар опять нашел Фила Эспозито на его излюбленной позиции и... На этот раз от безысходности Мишаков пытался зацепить канадца крюком клюшки за шею. Не только пытался, но и зацепил. Да только для Эспозито это было как укус комара. Счет стал ничейным - 2:2.

Во второй двадцатиминутке голов не было. Зато удалений хватало. Арбитры Батя - Дальберг пять раз отправляли на скамейку штрафников канадцев и трижды - советских хоккеистов. Весь ассортимент нарушений сводился к двум: «грубая игра» и «задержка клюшкой».

В начале третьего периода заставил ошибиться Третьяка - редкий случай! - Род Джильберт. Выехал из-за ворот и вогнал шайбу между ног голкипера. Забей так гол кто-либо из нападающих сборной СССР, советские комментаторы непременно сообщили бы, что он сделал это «по-бобровски». Джильберт, естественно, столь лестной оценки не получил.

На этом события третьего периода не закончились. Якушев, вновь Якушев, сравнял счет - 3:3. И я не могу здесь не прервать описание встречи.

...Я уже писал о том, как сравнивали перед началом Серии-72 Александра Якушева и Маховлича-младшего: мол, похож Пит на Сашу, но куда сильнее. Однако в самой Серии-72 Пит забросил одну шайбу, а Александр Якушев - семь. И уже мои коллеги - канадские журналисты говорили: мол, схож «русский МИГ-15» (так прозвали игравшего под номером 15 Якушева в Канаде за неудержимость атак. - Д.Р.) с Питом Маховличем, но куда сильнее!

Александр впервые надел форму команды мастеров "Спартака" в 1963 году, когда ему было всего 16 лет. По-юношески нескладный, чем-то напоминающий молодого дога, Якушев поначалу привлекал внимание разве что ростом. И как-то незаметно у него появились размашистая обводка, на редкость точный и сильный бросок и неудержимость в атаке, для которой он словно был создан природой.

Во второй половине 60-х годов Якушев выдвигается в число ведущих нападающих клуба. Клуба, но - не сборной. Последнее легко объяснить: в сборной тех лет Якушеву не хватало его партнеров по «Спартаку» и в первую очередь центрфорварда Владимира Шадрина. Когда же в сборной СССР появились и они, Якушев и Ко стали выделяться и на международной арене. В Суперсерии спартаковское звено стало в итоге лучшим в советской команде.

Впрочем, вернемся к третьему московскому матчу. Вернемся при счете 3:3.

За три с половиной минуты до финальной сирены произошло столкновение Бергмана с Михайловым. Оба отправились на скамейку штрафников на пять минут и, похоже, сборная СССР решила сыграть на удержание счета. Уверен, против любого соперника из Европы советские хоккеисты этого добились бы. Но отдавать инициативу профессионалам - смерти подобно, чего тогда не знали еще ни наши тренеры, ни наши игроки.

Заканчивалась 58-я минута, когда Савар, увидев уже набравшего скорость Хендерсона, дал ему великолепный пас на выход. Канадец финтом обманул защитника Цыганкова, выкатился к воротам Третьяка и мгновенно отправил шайбу под перекладину. 4:3. Канадцы совершили почти невозможное - сравняли счет в Серии-72. И последний матч действительно становился матчем плэй-офф или, по-русски, «игрой на вылет».

СЕКРЕТ СИНДЕНА

Решающий матч Суперсерии, с которого в мировом хоккее началась новая эпоха, естественно, заслуживает более подробного разговора. И начну я с составов.

Сборная Канады: Драйден, Бергман - Парк, Степлтон - Уайт, Савар - Лапойнт; Курнуайе - Эспозито - Ф. Маховлич, Эллис - Кларк - Хендерсон, Джильберт - Рателль - Паризе, П. Маховлич, Халл.

Тогда, 28 сентября 1972 года, появление лишь одного хоккеиста в канадской команде вызвало - по крайней мере, у меня - удивление. Гарри Синден почему-то в решающей встрече сделал ставку на голкипера Кена Драйдена, который в двух из трех сыгранных им матчей Серии выглядел неуверенным в себе и ошибался чересчур часто.

Готовясь к Суперсерии, я вычитал, что в сезоне 1970/71 годов, когда Драйден впервые с «Монреалем» выиграл Кубок Стэнли, в регулярном сезоне он провел лишь шесть матчей. А затем, в плэй-офф, превратился - совершенно уникальная метаморфоза! - из новичка в звезду.

Позже, во второй половине 70-х, Кен Драйден, продолжая играть, стал еще и единственным в НХЛ бакалавром. И отнюдь не «физкультурных» наук.

Интеллигенты обычно склонны к самоанализу. Вратарь-интеллигент Кен Драйден - не исключение. Во время канадской части Серии-72 он столько занимался самобичеванием после проигранных матчей, столько раз вспоминал, что в декабре 1969 года в Ванкувере хоккеисты сборной СССР (Драйден тогда играл за любительскую сборную Канады) забросили ему, смеясь, девять шайб, что его нервозность на льду стала для меня вполне объяснимой.

Однако затем - сужу по книге Драйдена о Суперсерии - тот же самоанализ подсказал Кену выход. В Москве он сменил манеру игры - перестал выкатываться далеко вперед под бросок (за что его много раз наказывали советские форварды) и, сыграв удачно второй матч в Лужниках, вернул себе уверенность. Так, уже постфактум, я нашел ответ и на вопрос: почему Синден поверил тогда в Драйдена...

В стане советской сборной перед решающим матчем тоже стоял практически один вопрос. Не о голкипере, разумеется, а о том, сможет ли играть Валерий Харламов. Борис Кулагин попросил Валерия выйти на лед, поскольку был уверен, что канадцы прикрепят к Харламову опекуна, развязав тем самым руки его партнерам. Валерий, естественно, согласился.

В результате сборная СССР выглядела так: Третьяк; Цыганков - Лутченко, Кузькин - Гусев, Васильев - Ляпкин; Викулов - Мальцев - Харламов, Анисин - Шадрин - Якушев, Михайлов - Петров - Блинов, Мишаков. Тренеры бросили в «последний и решительный…» тех, в чьем характере победителей они не сомневались.

И еще одна проблема оставалась камнем преткновения для хозяев и гостей. По предварительному соглашению судить последний матч Серии-72 должны были арбитры из ФРГ Компалла - Баадер. Однако после второго московского матча канадцы потребовали заменить немцев - в противном случае, пригрозили они, сборная Канады на лед не выйдет. Дипломатическую битву выиграла советская сторона, а точнее, глава судейского комитета ИИХФ Андрей Старовойтов. Он пожертвовал Баадером, сохранив, естественно, Компаллу, а шведа Дальберга,пригрозив тому отлучением от международного судейства, если Дальберг не скажется больным, заменил Батей из ЧССР. Менее квалифицированным, чем швед, и менее щепетильным.

Шла третья минута игры, когда Батя отправил на скамейку штрафников на две минуты Уайта. А Компалла через 36 секунд отправляет вслед за Уайтом Пита Маховлича. Чуть более 30 секунд ушло у сборной СССР, чтобы реализовать столь ощутимый перевес. Якушев мгновенно добил шайбу, парированную Драйденом после дальнего броска Мальцева. 1:0, хозяева вышли вперед. А еще через 10 секунд игра была прервана.

Началось все с того, что Компалла наказал Паризе за весьма спорную блокировку соперника, не владеющего шайбой. Жан-Поль ответил, естественно, отнюдь не на дипломатическом языке, за что получил к двум минутам штрафа еще 10-минутную добавку от Бати. И тогда разъяренный (в криминалистике это называется «в состоянии аффекта») канадец взмахнул клюшкой, чтобы снести немцу голову, но в последний момент испугался и обрушил клюшку на борт. После чего был удален до конца игры. Зрелище было отвратительным, последнее наказание Паризе - вполне закономерным.

Страсти несколько улеглись, пока служители Дворца спорта убирали со льда полотенца, перчатки, клюшки и даже стулья, полетевшие на площадку со скамьи сборной Канады. Но психологический демарш, похоже, повлиял: Батя, до той поры игнорировавший блокировку игроков сборной Канады, вскоре удалил за это нарушение Цыганкова. Эспозито, забытый всеми обороняющимися на пятачке, сравнял счет через 17 секунд. 1:1.

Впрочем, в первом периоде объявление «... удален за атаку соперника, не владеющего шайбой» звучало под сводами Дворца спорта еще не раз. Сколь это ни удивительно, во второй и третьей двадцатиминутках судьи больше не зафиксировали ни одного подобного нарушения. Неужели игроки, в первую очередь советские, перенесшие первыми в хоккей из баскетбола заслоны-блокировки, вот так, сразу, перековались? Сомневаюсь...

Правда, у канадцев причины перековываться как можно быстрее были. На 13-й минуте за все ту же «блокировку» отправился на скамейку штрафников Курнуайе. Почти тут же Харламов организовал атаку, которую отлично завершил дальним броском защитник Владимир Лутченко. Драйден, закрытый и своими, и чужими игроками, шайбы не видел.

Да, надо сказать, в этой встрече защитники обеих сторон были весьма активны в атаках. Причем если Гусев, Ляпкин, Лутченко и в предыдущих московских встречах достаточно часто брали на себя роль нападающих, то защитники канадцев за рамки чисто оборонительных функций в Москве почти не выходили. Но в последней встрече Серии положение обязывало!

На 17-й минуте Брэд Парк со своим одноклубником из «Рейнджерс» Жаном Рателлем, играя в одно касание (оказывается, и профессионалы на такое способны), прошли от центра до ворот Третьяка, и защитник Парк, как заправский форвард, отправил шайбу в сетку над плечом Третьяка. 2:2. Стало ясно, что в этот вечер сборная Канады «от обороны» играть не намерена.

Еще при первом опробовании площадки в Лужниках канадцы на тренировке изучали, куда отбрасывает шайбу сетка, натянутая за воротами над лицевым бортом, и решили, что это непредсказуемо. Их «исследования» опровергли Якушев с Шадриным через 21 секунду после начала второго периода. Якушев издали верхом бросил шайбу в сторону ворот, сетка выбросила ее прямо на дальний пятачок перед воротами Драйдена, откуда Шадрин щелчком переправил шайбу в цель. 3:2 - сборная СССР вновь, в третий раз в этой встрече, вышла вперед.

И вновь канадский защитник - на этот раз Билл Уайт - уравнивает шансы. Род Джильберт, вкатившись в зону хозяев, притормозил у правого борта. Пока же обороняющиеся разбирались, что там еще придумал этот обычно агрессивный форвард, Билл Уайт проскользнул вдоль левого борта за спинами советских защитников к воротам Третьяка. Там-то и нашла Уайта шайба, посланная Джильбертом точно на крюк партнеру. Владиславу Третьяку оставалось только посочувствовать. 3:3. Шла 31-я минута. И вновь, казалось, Фортуна решила проверить характер канадцев на прочность - Фил Эспозито с партнерами помчались вперед, а шайба, посланная вслед, рикошетом отскочила к задержавшемуся в зоне сборной Канады Якушеву. Точнейший бросок в угол не оставил никаких шансов Драйдену - 4:3. А на 37-й минуте защитник советской команды Васильев при игре в большинстве довел счет до 5:3. Причем сделал это в типичной для НХЛ манере. Когда перед Драйденом собралась куча игроков, своих и чужих, Васильев от левого борта почти под нулевым углом пустил туда шайбу в расчете на счастливый рикошет. Расчет оправдался - шайба от колена кого-то из канадцев влетела в сетку.

На последних минутах этого периода счет мог стать разгромным. Разумеется, в пользу сборной СССР. Однако еще не успевшие приспособиться к новой манере Драйдена Блинов, а чуть позднее Шадрин, не сумели переиграть канадского голкипера.

Есть в шахматах один сохранившийся еще со времен Средневековья термин: почти запертая фигура может превратиться в desperado - «неистовую». Именно об этом я вспомнил, когда канадцы начали последнюю двадцатиминутку. Desperado же стал итальянец по происхождению Фил Эспозито. Он почти не покидал льда. Играл с самыми разными партнерами. И остановить его, пожалуй, чуть успокоившиеся хоккеисты сборной СССР были не в состоянии.

На 43-й минуте Эспозито получил от Пита Маховлича шайбу метрах в трех-четырех перед воротами Третьяка. Остановил шайбу рукой. Сбросил ее себе точно на крюк. И - разрыв сократился до 5:4.

После этого вся сборная Канады стала desperado. Драйдену, ставшему вдруг зрителем, оставалось только смотреть, какой град шайб обрушился на Владислава Третьяка.

На 53-й минуте Парк от синей линии вбросил шайбу в зону хозяев. Эспозито изменил ее полет, и шайба после серии рикошетов попала к Курнуайе. Тот моментально переправил ее в сетку. Однако...

Арбитр - естественно, советский арбитр - не зажег красный фонарь за воротами сборной СССР. Гол был настолько очевиден для всех, что попытка «не заметить» его выглядела бы смешной. Не стань, было, чуть ли не трагической.

Алан Иглсон - «руководитель канадской делегации» - побежал вокруг площадки к арбитру за воротами, дабы, как потом говорил сам Иглсон, «всыпать ему как следует». И в этот момент все проходы трибун Дворца спорта, с самого верха и до бортиков площадки, стали заполняться колоннами в серо-синих милицейских шинелях. Несколько милицейских чинов, подхватив Иглсона «под белы руки», пытались увести куда-то в подтрибунные помещения.

Правда, канадские игроки быстро пересекли площадку и отбили Иглсона у милиции, проведя его прямо по льду на свою скамейку запасных. Но угрожающе молчаливые серо-синие милицейские колонны прочно заняли свои позиции во всех проходах. И начни тренеры или игроки сборной СССР публично оспаривать гол, не знаю, чем бы все кончилось. К счастью, наши спортсмены повели себя как истинные джентльмены, и вскоре на табло Дворца спорта все же появились цифры 5:5.

Этот счет, приносивший победу в Суперсерии - благодаря лучшей разнице шайб - сборной СССР, держался до последней минуты. С трудом отбивали неистовые атаки канадцев наши хоккеисты. Остальное предоставляю описать Кену Драйдену - благо, последние семь минут игры он практически оставался в роли зрителя.

«…Я помню, - пишет в своей книге Драйден, - как наши вошли в зону русских. Шайба ударилась о борт, к ней бросились Эспозито и Курнуайе. Тем временем Хендерсон, опекаемый русской защитой, занял место у ворот Третьяка. И вдруг шайба летит слева из круга вбрасывания (передачу сделал все тот же Фил Эспозито. - Д.Р.) прямо на клюшку Хендерсону. Пол бросает - Третьяк успевает отбить. Второй бросок Пола, и я вижу, как шайба влетает в ворота. Я видел, как она вошла! Но красный фонарь за воротами русской сборной опять не зажегся. Однако теперь ни у кого из нас не было сомнений, что все свершилось. Оставшиеся 34 секунды мы оборонялись как одержимые, не дав русским ни разу как следует бросить по воротам. Конец. 6:5...»

В коротком экспресс-интервью после этой встречи на вопрос, почему сегодня победила сборная Канады, Кен Драйден ответил: «Просто в этот вечер мы были сильнее». И ни слова о торжестве канадского стиля, о том, что энхаэловцы - сильнейшие в мире.

Да, сборная Канады выиграла Суперсерию: +4, -3, =1. В Москве родоначальники хоккея сыграли отлично. И в первую очередь- ветеран «Торонто» Пол Хендерсон (семь голов, три из которых в трех последних встречах - победные) и Фил Эспозито (семь голов) из «Бостона».

Однако и сборная СССР заслуживает не менее высоких оценок. Хотя бы потому, что исход Серии решили последние 37 секунд последней встречи. Неслучайно с тех пор в течение полутора десятков лет советские клубы и сборная были желанными гостями в Канаде - они гарантировали местным любителям хоккея зрелище высокого класса.

Любопытно, что, попав во второй половине 70-х годов в Канаду, в раздевалках местных клубов я увидел такие тренажеры, какие нашим тренерам и не снились. А ведь до Серии-72 об атлетической подготовке и тренировках на земле в НХЛ никто и не помышлял. Да и сам энхаэловский хоккей - в исполнении сильнейших клубов, разумеется, - стал куда более комбинационным и зрелищным.

Короче, канадцы уроки извлекали. А советские хоккеисты?

Познакомьтесь с мнением все того же Бориса Кулагина. И по поводу окончания Серии-72, и по поводу «уроков».

«Могли ли мы выиграть и вторую часть Серии? Безусловно, могли, если бы... Если бы не самоуспокоенность ряда игроков. Если бы мы варьировали тактику - большинство хоккеистов сборной верило лишь в тактику силового давления. Если бы мы, тренеры, на последних минутах завершающих встреч в Москве не допустили ряд ошибок. Впрочем, что после драки кулаками махать. Пора идти вперед, усваивать то полезное, чему стоит поучиться у профессионалов.
Пятачок у ворот - самая горячая точка хоккейной площадки. У канадцев даже посредственный форвард устремляется туда на добивание не колеблясь. Хотя там порой и достается ему немало синяков и шишек. До матчей с профессионалами многим нашим, даже сильнейшим, форвардам приходилось долго объяснять, почему без активной игры на пятачке невозможно добиться успеха. Теперь достаточно упомянуть Фила Эспозито и пространные объяснения не нужны. С точки зрения силовой борьбы советским хоккеистам в Европе равных нет. Но против профессионалов, как выяснилось, даже на мгновение нельзя голову опускать - тут же расстанешься с шайбой. Надо бы и нам так...
И наконец, как это ни странно на первый взгляд, нам нужно поучиться у игроков НХЛ искусству паса. Нет, когда соперник не дышит в затылок, даже у среднего советского хоккеиста пас едва ли не идеален. Но в условиях жесткой силовой борьбы профессионалы, оказывается, точнее в передачах. А уж об их преимуществе при вбрасываниях мне и говорить не хочется.
И последнее. Многие из наших сильнейших игроков действительно не уступают лучшим профессионалам НХЛ - в Серии-72 была борьба равных. А если, скажем, провести соревнование между пятью, например, сборными? Боюсь, в таком соперничестве - за исключением первых команд - наши шансы крайне малы...»

Напомню, что это мнение Борис Кулагин высказывал почти 30 лет назад...

P.S. В новой хоккейной эпохе, начавшейся после Суперсерии, сборная СССР лет пятнадцать марку еще держала. Но уже в 90-х годах финны, шведы, чехи и даже американцы со словаками сначала начали догонять, а потом и обходить россиян. Словом, новые времена - новые песни. Однако, с моей точки зрения, Суперсерия Канада - СССР по сей день остается эталоном хоккея. В том числе, кстати, и для сборных Кленового Листа конца ХХ века.


.
Начало Письмо автору Designed by Zaslavskaya A.A.