Stolica.ru

Реклама в Интернет
Интересная статистика Архив интервью Архив статей Проверь себя Ссылки на источники

Назад
Интервью c Полом Хендерсоном
Вперед

Пи-Би-Эс Бродкаст
1998 год

Каково было ваше впечатление от Российского,Советского хоккея, до суперсерии-72?Когда Вы играли в Нью-Йорке в НХЛ, Что Вы думали о Советах?

Я знал, что они хорошие хоккеисты. Очевидно они часто одерживали верх над нашими любительскими командами, но они действительно никогда не играли против настоящих ребят, и я думал, я действительно чувствовал, что мы сметем их с нашей скоростью и талантом, бросками, и я думал, что мы выжмем из них все соки.

Они одерживали одну Олимпийскую победу за другой. Эти Олимпийские победы что-то означали для Вас?

Для меня - ничего, потому что они играли против кучки любителей, и знаете, я думал что если мы сыграем против любителей то силы будут явно неравными. И я так же думал про Русских. Мы сыграем против них, и покажем все лучшее. Я думал что уних нет шансов соревноваться с нами. Я сказал бы тогда им:"Эй ребята, у Вас проблемы, вы играете с настоящими мужиками"

Вы считали их профессионалами или любителями?

Ну впоследствии, я понял что они профессионалы, возможно даже больше пофессионалы, чем мы. Но тогда мне было все равно, возможно я просто презирал их.

Презирали их систему или их самих?

Пропаганду. То, что они использовали спорт для пропаганды, Они говорили, что они лучшие, но не играли с профи. Знаете, приезжайте сюда и мы покажем Вам что к чему?

Так Вы хотели сыграть с ними?

О, да. Ждали с нетерпением. Я так точно. Я хотел просто унизить их на льду. Я,я подразумеваю только себя, я хотел забить им 8 шайб во всех 8 играх, чтобы они ехали назад, и никогда больше не возвращались.

Вы слышали их имена?

Что-то писали в газетах, но для меня это ничего не значило.

Каковы были Ваши впечатления от их команды, когда они прибыли?

Это было любопытно. Знаете, мы видели их тренировку, и я думаю они мастерски провели нас. Вся Коммунистическая система всегда была мастером обмана. Они произвели никакого впечатления.

Тарасов, их легендарный тренер, не был их тренером. Вам сказали почему?

Нет, нам было все равно. Какая разница кто их тренер? Даже если Тарасов, я слышал это имя. Их тренировали Бобров и Фирсов. Я слышал эти имена, они были заметны на международных турнирах. Но меня это не заботило, волноваться должны были они. Мы как львы в клетке ждали cвоего выхода, чтобы сокрушить их пропаганду.

Холодная Война усиливала эти чувства?

О да. Они были частью большой плохой Коммунистической машины.

В первой игре Вы неплохо начали. Что случилось дальше?

Через пять минут игры, я забил второй гол, мы повели 2-0 и я помню как я повернулся к своим партнерам Ронни Эллису и Бобби Кларку, и сказал," Джентльмены, это видимо будет длинная серия." Русские были невозмутимы и впечатляли. Даже проигрывая 2-0, они не потеряли самообладания, у них был высокий уровень мастерства. Игра продолжалась. И появилось какое-то нехорошее чувство. Уже после первого периода. Мы были не готовы. Мы стали выдыхаться. Это было нехорошее чувство. Одно из наиболее неприятных воспоминаний моей жизни. То как я чувствовал себя после той игры. Я был опустошен.

Каков был их стиль игры?

О, они нарушали все каноны. Если им не нравилось развитие атаки они откатывались назад, в НХЛ никогда не поворачивают обратно, ты держишь шайбу перед собой и идешь вперед, а они играли не так. Когда от них ждали броска, они пасовали, и наборот. Они впечатляли, их мастерство, стойкость, выносливость, эти вещи действительно удивили меня.

Они были быстрыми?

О, да. Неприятно это говорить, но они были более техничны чем мы. Они были лучше во многих аспектах, но знаете, мы больше жаждали этой победы, и поэтому мы смогли победить в суперсерии. И я думаю, что это от нашей системы. В социалистической или коммунистической системе все не так. Они играли потому что должны были играть, а мы потому, что хотели играть и любили играть в хоккей.

После первой игры, Вы все покинули лед, и они ждали вас, что произошло?

Да мы не знали ничего такого. Мы не обмениваемся рукопожатиями в НХЛ, и никто нам не сказал об этом. Хотя наверное даже зная об этом мы бы не пожали им руку. (Смеется) Нет, конечно, если бы я знал об этой традиции, я бы пожал им руку. Определенно. Впоследствии я чувствовал себя неловко от этого. Мы не знали, это единственное оправдание. А тогда мы хотели быстрее забиться в нору и зализать наши раны, и не вылезать оттуда неделю.

Что думала Канадская публика о вашей игре?

Я думаю они были опустошены как и мы, расстроены. Они видели, что произошло. Этого не должно было случиться, но это произошло.

Эти парни могли бы играть в НХЛ?

О, однозначно. Никаких проблем. В любом клубе.

По ходу серии Советы наглели?

Наглели - неподходящее слово. Они добавили в состав несколько молодых парней и играли действительно хорошо. Три новых лица, молодые парни,лет по двадцать. Мы думали, что не оставим такие замены безнаказанными, но кого бы они не выпускали на лед - все были очень мастеровитые игроки, они очень впечатляли.

Каковы были Ваши впечатления, когда Вы попали в Москву?

Я никогда не был там и не знал чего ожидать. Я понял тогда, что Социалистическая система просто не работает. Это было невероятно. Мы ехали из аэропорта, и видели в окнах домов свет от обычных лампочек, я имею в виду просто лампочки-колбы. Я такого никогда не видел, и черт возьми, это было не для меня. Очень холодно. Все весьма строгое.

Вы боялись?

Нет, я не боялся. Я никогда не чувствовал себя напуганным там. Я чувствовал, что, знаете, мы были защищены Режимом и всем вроде этого. Это был бы международный инцидент, если что - нибудь бы случилось с нами, и я чувствовал себя очень-очень уверенно. Я снова был там недавно и я бы опасался за себя в Москве сегодня. О, они замечательные люди. Большое чувство юмора. Этот Михайлов, я рад что я узнал их. Я очень уважаю Васильева. Мы ездили в Финляндию, на чемпионат мира, и они пригласили 5 финнов, 5 чехов, 5 шведов, 5 канадцев (в том числе меня) и 5 русских. Там был Мальцев, Васильев, кто-то еще. Васильев говорил на 5 языках, его жена на 7. Я чувствовал себя болваном (смеется). У Михайлова отменное чувство юмора. И Петров замечательный парень. Я ненавидел их в 72 (смех), но я должен был ненавидеть систему,а не их. Но даже при том, что я ненавидел их, я уважал их способности. Но их система была ужасна. Их тренировки, их тренеры были безжалостны, а у Тихонова были просто садистские методы. Да наши ребята просто повесили бы его.

Их тренерская система не могла бы прижиться в НХЛ?

Нет, это был продукт тоталитарного режима, их просто забирали из их семей на недельные тренировки. Безжалостная система, нонсенс в нашем обществе. Но они не имели выбора. Или это - или в Сибирь. Я уважаю то, что они вынесли. Это невероятно.

В Мосвке Вас поддерживали Канадские болельщики?

Без них мы не победили бы. Канадские болельщики стояли за нашей спиной. Я думаю они помнили речь Фила Эспозито в Ванкувере, он пробудил целую страну и сказал, эй, это - наши мальчики, это - наша команда, и они нуждаются в поддержке. И Канадцы поехали туда там и помогли нам, они перекричали русских. Русские просто не понимали почему солдаты не выведут наших фанатов.

Так русские болели негромко?

Да нет, они свистели, когда показывали неудовольствие, но это ерунда. Наши люди сходили с ума на хоккее. Даже когда мы проиграли первую игру я помню как мы покидали лед и три тысячи канадцев проводили нас аплодисментами, мы не могли подвести этих людей.

Вы видели Брежнева?

Я не обратил на него внимания, мне было не до этого.

Вы чувствоали адскую ответственность?

Да, на карте была наша репутация, наша игра. Но именно поэтому мы и победили. Нас просто загнали в угол. Мы были не могли проиграть. Нам надо было выстоять 34 секунды в восьмой игре, и мы сделали это!

Ваши ощущения в те последние минуты?

Это было предсказуемо. Я забил победный гол в шестой игре. Лучший гол в моей жизни я забил за 2,5 минуты до конца седьмой игры. Я думал что я достиг пика карьеры, я могу умереть счастливым человеком. Но сейчас никто не вспоминает голы в 6 или 7 игре. Я забил 7 голов в серии, 6 из них были красивые голы. Единственный "мусорный" гол, гол из ничего был тот самый, последний. Мы сделали это!

В ту последнюю минуту Вы чувстввали этот груз ответственности?

Я был на скамье, и я хотел выйти на лед. Знаете, я не делал так ни до ни после. Я просто заорал на левого крайнего, что пора меняться. Это шло изнутри меня. Я должен был выйти на лед. Мы должны выиграть эту игру. И я не знаю, возможно, потому что я забивал победные голы в двух предыдущих играх, но что-то во мне говорило, что я должен быть там, и я действительно чувствовал, что я могу забить гол. Я перемахнул бортик и через 10-12 секунд эта шайба вошла в историю. Знаете, на той крошке я "еду" уже 26 лет.

Что это значит для Вас?

Это изменило мою жизнь. Я думаю, я был хороший хоккеист, или около того. Но я не был суперзвездой. Я не был ей никогда, я ни разу не попадал в первый или второй состав сборной всех звезд по итогам сезона, но в этой стране я более узнаваем сегодня чем когда-либо. Я тот парень, который забил тот самый гол, и это так. И мне это нравится.

Как Вы думаете, Советы действительно проиграли серию или они со своей точки зрения одержали победу?

Они проиграли серию, потому что выиграли ее мы. Я подразумеваю, что мы выиграли большее количество игр чем они, но они завоевали уважение всего мира. Они завоевали уважение каждого игрока, каждого тренера, каждого в той сборной Канады. Они завоевали огромное уважение своими способностями и талантом.

Что эта серия означала для Канады?

То же, что и для каждого из нас - Вы знаете, мы не супердержава, и не занимаем ведущих позиций во многих областях, но хоккей - это наша игра, здесь мы номер один. Я думаю, что 28 сентября, 1972 было важнейший моментом в Канадской культуре.

.
Начало Письмо автору Designed by Zaslavskaya A.A.